Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Дайджест

Школа, фото Игоря Гольдберга, Каспаров.Ru

07.02.2011
Вместо образовательных стандартов нам нужны стандарты материального положения и социального статуса школьного учителя

Наверное, для нашего времени торжества глупого гламура это вполне нормально, что всего лишь немногим менее трети наших сограждан уверены, что это именно Солнце вращается вокруг Земли, а не наоборот. Примерно столько же людей полагают, что первые люди жили в эпоху динозавров. Стало быть, юрский период у нас, собственно, и не кончился, так что не надо предъявлять кому не надо завышенных ожиданий.

Вот и в той же Америке геоцентристов немногим меньше: там пятая часть населения видит Солнце тоже вращающимся вокруг Земли. В Штатах многие выпускники школ вообще никогда не изучали алгебры, географии или иностранного языка, так же как физики и химии. При этом исправно получали сугубо практические знания, которые нужны в жизни каждому активному взрослому человеку. Навыки эти касались ведения семейного бюджета, личной гигиены и пр. Для многих учащихся 10—11-х классов определялись лишь три обязательных предмета — родной язык, общественные дисциплины (история США или что-то типа граждановедения) и физкультура. А далее на выбор школы предоставляли богатый "суповой набор" из сотни или даже больше предметов, большая часть которых носила прикладной характер. Такие школы, разумеется, не могли самим процессом образования сколько-либо "расстроить" детей и их родителей неуспеваемостью. Проблема эта особенно была актуальна в бедных цветных кварталах, к жителям которых еще примерно эдак с 60—70-х годов прошлого века, исходя из задач преодоления расовой сегрегации, решили подходить гуманно, сознательно (при этом никогда сие публично не признавая, разумеется) снижая планку требований не только в учебе, но и при приеме на работу.

Зато теперь американские власти — еще при Буше-младшем — схватились за голову и принимают одну программу за другой в целях повысить качество школьного образования. Барак Обама чуть ли не большую часть своего недавнего ежегодного послания к конгрессу посвятил науке и образованности.

У нас, к сожалению, опросы общественного мнения на тему грамотности и общего уровня образованности населения проводятся редко. Не так давно ВЦИОМ пытался, правда, узнать, как у нас обстоят дела с русским. Узнали: лишь 4% опрошенных правильно ответили на 8 не самых сложных вопросов из ЕГЭ.

Несколькими годами ранее тот же ВЦИОМ огорошил некогда "самую читающую страну в мире" неприлично большим числом "геоцентристов". Немногочисленные сравнительные исследования на тему уровня естественнонаучных знаний у россиян и европейцев тоже удручают: последние превосходят наших минимум раза в два. Это не по IQ, разумеется, а "всего лишь" по уровню знаний.

Один знакомый, известный писатель, самоотверженно отдающий часть своего времени преподаванию в школе, тоже коллекционирует "сигнальные" ответы, свидетельствующие о низком уровне даже не знаний — осведомленности наших школьников. Вот его подборка о Ленине (прочитаешь и сразу поймешь: пора хоронить, никто из молодого поколения уже толком и не поймет, что именно захоронят). "Ленин — это математик. Он все метро сделал". "Он был президентом Ленинграда. После смерти Ленина город был назван Петербург". "Он был строг и кровожаден. Во Вторую мировую он был генералиссимусом Русской армии". "Единственное, что я знаю, Ленин выезжал на дачи. Его сопровождала женщина (не помню фамилию), и он ехал на санях или лошадях". "У него была няня Арина Родионовна". "С помощью революции, проплаченной немцами/фашистами, сверг монархию".

Почему наши власти, а вслед за ними и прислушивающиеся к властным эманациям социологи не спешат шокировать публику дремучестью собственного народа — в общем-то, понятно: чтобы в воздухе не повисал известный, один из трех основных в русской истории вопрос — "Кто виноват?". Но вот почему они взяли — осознано или нет — курс на дебилизацию населения на основе разработанных в недрах Минобраза и издательства "Просвещение" так называемых стандартов, повторяя явно неудачные зады американской педагогической мысли, уже показавшие свои печальные результаты? Забавно, что даже триада предлагаемых нашими деятелями от просвещения обязательных предметов, в сущности, та же, что и выдуманная американцами для нужд социализации в общество отстающих в умственном развитии младых обитателей цветных гетто. И в целях "облегчения нагрузки" (хорошо, что еще не признались публично: дабы не травмировать никого констатацией дремучей неграмотности трепетных подростков) старшим школьникам предлагается выбирать между русским и литературой, физикой и химией и т. д. В оправдание секвестирования обязательных предметов до штук шести чиновники лепечут нечто невразумительное про разные уровни — глубокий и неглубокий. При том что, по сути, ни о каком не то что глубоком, а просто сопоставимом хотя бы со среднесоветским уровнем знаний ни по одному из предметов для нынешних выпускников школ и говорить даже не приходится.

"Стандарты", судя по всему, всерьез собирались вводить чуть ли не с осени этого года. Но поскольку в стране еще осталось какое-то число думающих людей, то они подняли шум, а открытое письмо президенту простого учителя Волкова вмиг собрало десять тысяч подписей. Отозвался, правда, на вопиющую глупость почему-то не президент, ратующий за модернизацию, а премьер-министр, еще раз доказавший свою отменную способность чутко улавливать значимые общественные настроения. "Стандарты" были Путиным публично высмеяны, а министр образования вынужден был смущенно оправдываться, тоже публично. Теперь чиновники говорят, что дело, мол, отложено годика на два-три (на после всех выборов, надо полагать?). Но значит ли это, что вопрос закрыт или терпит отлагательства?

Стандарты ведь действительно нужны. Но они должны касаться в первую очередь не самой школьной программы, а учителя. Ведь кто сегодня этот человек, которому реформаторы от образования хотели вменить в обязанность преподавать призванный "социализировать" подростков курс "Россия в мире"? Человек, получающий в среднем по стране от 6—8 до 15 тысяч рублей (Москва благодаря надбавкам в сильном отрыве от всей остальной страны). Не могущий себе позволить не то что посмотреть на то, как оно там, в окружающем мире, но выехать за пределы своего маленького мирка в границах родной страны. Ему не хватает средств не то что на книги, фильмы, саморазвитие и самообразование, но и банально на еду и одежду. Сама личность нынешнего учителя средней школы — это едва не самый верный "антипример" для предполагаемых уроков патриотизма. Сравнимый, пожалуй, по своей силе с другими подобными "антипримерами" — примерами того, как наша страна обходится со стариками и инвалидами.

Собственно, нужны сегодня совсем другие стандарты — стандарты материального положения и социального статуса школьного учителя. Таковые стандарты должны включать в себя способность не выживать, а жить с достоинством, на уровне не хуже, чем немногочисленные пока представители настоящего среднего класса, являя собой наглядный пример не "лузера по жизни", а того, что в стране поощряются знания, образованность, интеллект, способность мыслить и творчески развиваться.

Правда, если в стране вдруг появится слишком много умных, то ими, конечно же, будет куда труднее управлять привычными методами.

Статья опубликована на сайте Газета.Ru

Георгий Бовт