Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Дайджест

Путин и коза. Фото с сайта www.blackbox.o-w.ru

04.10.2007
Осла охраняли по приказу Зубкова

Из всей истории со сменой правительства самым драматичным был пассаж про увольнение Сердюкова. Потому что мы соскучились по такому уроку чистоты нравов. Хотелось нам разглядеть что-то назидательное, дидактически пронзительное — правильного хотелось посреди разврата и вырождения.

И вот когда мне сказали о том, что Сердюков уйдет, потому что работать под руководством тестя некорректно с точки зрения высочайших критериев нравственности, я прослезился. И встретил тотчас же главного редактора радио "Эхо Москвы" Алексея Венедиктова, который сказал мне: "Осторожно, отставка ведь еще не принята и, вполне возможно, не будет принята". А я не внял и подумал — увы ему, Венедиктову, ибо не простосердечен он и не добронравен, как я, Зубков и Сердюков. Теперь же, после того как не была принята отставка, знаю — торжествует прозорливый Венедиктов, однако же и теперь не принимаю на веру его трактовку. Благочестиво не смею впасть в ересь аналитизма и здравого смысла. На самом деле все было так...

… Путин искушал Зубкова и сказал ему: Зубков! Он сказал: вот я.

Путин сказал: возьми зятя твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Сердюкова; и пойди в землю высокую Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе.

Зубков встал рано утром, оседлал осла своего, взял с собою двоих из охранников своих и Сердюкова, зятя своего; наколол дров для всесожжения и, встав, пошел на место, о котором сказал ему Путин.

На третий день Зубков возвел очи свои и увидел то место издалека.

И сказал Зубков охранникам своим: останьтесь вы здесь с ослом, а я и зять пойдем туда и поклонимся, и возвратимся к вам.

И взял Зубков дрова для всесожжения, и возложил на Сердюкова, зятя своего; взял в руки огонь и нож, и пошли оба вместе.

И начал Сердюков говорить Зубкову, тестю своему, и сказал: тесть мой! Он отвечал: вот я, зять мой. Он сказал: вот огонь и дрова, где же агнец для всесожжения?

Зубков сказал: Путин усмотрит Себе агнца для всесожжения, зять мой. И шли далее оба вместе.

И пришли на место, о котором сказал ему Путин; и устроил там Зубков жертвенник, разложил дрова и, связав зятя своего Сердюкова, положил его на жертвенник поверх дров. И простер Зубков руку свою и взял нож, чтобы заколоть зятя своего.

Но Адъютант Путина воззвал к нему с неба и сказал: Зубков! Зубков! Он сказал: вот я.

Адъютант сказал: не поднимай руки твоей на Сердюкова и не делай над ним ничего, ибо теперь Я знаю, что боишься ты Путина и не пожалел зятя твоего, единственного твоего, для Президента.

И возвел Зубков очи свои и увидел: и вот позади Греф и Зурабов, запутавшиеся в чаще рогами своими. Зубков пошел, взял Грефа и Зурабова и принес их во всесожжение вместо Сердюкова, зятя своего.

И нарек Зубков имя месту тому: Дом Правительства. Посему и ныне говорится: в Доме Правительства усмотрится.

И вторично воззвал к Зубкову Адъютант Президентский с неба и сказал: Мною клянусь, говорит Президент, что так как ты сделал сие дело и не пожалел зятя твоего, единственного твоего [для Меня], то Я, благословляя, благословлю тебя и, умножая, умножу семя твое, как звезды небесные и как песок на берегу моря; и овладеет семя твое городами врагов своих; и благословятся в семени твоем все народы земли за то, что ты послушался гласа Моего.

Оригинал статьи опубликован на сайте www.newtimes.ru

Сергей Доренко