Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Дайджест

Задумайся. Фото с сайта www.rksmb.ru

07.06.2007
Посреди демократии иногда чувствуешь себя одиноко

В сложное положение теперь попадут адепты и пропагандисты российской «суверенной демократии». Сколько времени и сил они потратили на то, чтобы доказывать «граду и миру» о том, что у России — особый уклад и путь, а вот теперь придется коренным образом менять свои установки. И причина понятна: после того как президент Владимир Путин в беседе с журналистами, представляющими «Большую восьмерку», неожиданно сделал акцент как раз на другом — на близости, схожести России с современными западными демократиями, — хочешь не хочешь, придется перестраиваться.

У нас в стране нарушаются права человека? Так и на Западе с ними далеко не так, как в учебниках про демократию, о чем есть и свидетельства авторитетной международной правозащитной организации (которая, кстати, еще недавно проходила в России по списку чуть ли не подрывных).

У нас демонстрантов разгоняют дубинками? Так ведь и у них полиция не любезничает с нарушителями общественного порядка.

У них есть парламент? Так ведь и у нас он есть. И государственные каналы телевидения есть и здесь, и там. Список этих совпадений и аналогий можно продолжать. Но рассчитан он вовсе не для того, чтобы озадачить пропагандистов и официальных идеологов. Они тут не в счет. Президентское интервью было прежде всего обращено к западной аудитории.

В общем-то, многие вещи, из тех, что были сказаны в этой беседе, говорились и раньше. Но, во-первых, изменилось представление о месте России — не откуда-то чуть сбоку, со стороны «суверенной демократии» все это вещается, а прямо «изнутри» этой всеобщей демократии, частью которой вроде бы является и Россия, но что, мол, делать: все несовершенны, а потому «нечего на зеркало пенять», у всех рыльце в пуху. А во-вторых, изменилась стилистика, форма подачи. Она стала жесткой, подчас, что называется, «на грани».

Вопрос же заключается в том, зачем незадолго до встречи «восьмерки» нужно было демонстрировать такую жесткость и явную готовность к дальнейшему обострению отношений?

По-видимому, Кремль устал от бесконечной, а в последнее время еще и нарастающей критики своих действий со стороны западной прессы, неправительственных организаций, парламентариев, к которым все чаще стали присоединяться и главы государств и правительств. Причины этого понятны: эволюция российского внешне- и внутриполитического курса в сторону ужесточения становится настолько ощутимой, что начала создавать проблемы по поставкам нефти и газа на Запад. А тут еще и угрозы адекватно ответить на размещение американской ПРО в Европе, которые, кстати, в ходе беседы с журналистами «восьмерки» приобрели вполне конкретные очертания: Путин заявил о возможности перенацеливания российских ракет на цели в европейских странах.

В этой ситуации в Москве решили заранее сформулировать новую стратегию защиты, которая должна носить целостный и всеобъемлющий характер. Суть ее можно выразить простой идеей: «Нечего нас критиковать, вы и сами такие». Иными словами, критика действий Кремля бессмысленна, Россия к конфронтации готова. Но лучший способ защиты, как известно, — это нападение.

Только вот на Западе, как в правящих кругах, так и на массовом уровне, не воспримут утверждения о том, что Россия с ее общественными порядками практически ничем не отличается от западных демократий со всеми их проблемами.

А раз не воспримут западные политики и обыватели российскую аргументацию, то действительно и всерьез начнут рассматривать нашу страну как политически и культурно чуждую себе державу, которая к тому же начинает представлять угрозу их интересам. При таких же раскладах и до новой гонки вооружений не далеко, да и продвигать за границей интересы российских энергетических и прочих корпораций будет все труднее и труднее, чему мы были свидетелями в последнее время. Вспомним хотя бы как Олега Дерипаску «отсекли» от участия в аукционе по продаже одного из символов американской экономики — автомобильной компании Chrysler.

Пойдет ли конфронтация в таких условиях на пользу России? Очевидно, нет. Экономические ресурсы России и Запада сегодня несопоставимы. И нашей стране все равно придется выбирать между пушками и маслом. Запад же, к неудовольствию многих наших «патриотов», сможет позволить себе и то, и другое. Да и бюджеты российских корпораций, некоторые из которых уже сейчас обременены долгами, западным же, кстати, кредиторам, равно как и прибыли акционеров, ясное дело, не увеличатся. Это в лучшем случае, а в худшем заставят платить долги, значительная часть которых, по крайней мере в отношении полугосударственных корпораций типа «Газпрома» и «Роснефти», будет оплачиваться государством за счет населения.

Впрочем, похоже, что жесткая риторика президента была обращена не только на внешний, но и на внутренний политический рынок. В стране приближаются выборы, а власть в последние годы усиленно работала над тем, чтобы показать себя твердой, державной. В такой ситуации, когда из-за рубежа начинают «наезжать», показать крутость, — это эффективный предвыборный прием, чтобы успокоить избирателей. Мол, мы выбрали путь возрождения России как великой державы и с него ни при каких обстоятельствах не свернем.

Проблема, однако, в том, что, когда словесные пикировки на самом деле перейдут в практическую плоскость конфронтации и стране действительно придется выбирать между пушками и маслом, многие граждане, охваченные сегодня искренним порывом дать отпор западному империализму, будут неприятно удивлены результатами этого своего порыва. Особенно, надо полагать, молодежь. Во что это может вылиться — не хочется делать мрачных прогнозов. Тем, кто подвержен сейчас эйфории в отношении перспектив конфронтации с Западом, неплохо бы вспомнить, что произошло с Советским Союзом, когда он не выдержал гонки вооружений. Тем более что для многих из них это «живая история».

Оригинал статьи опубликован в "Новой Газете".

Андрей Рябов