Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Дайджест

Агитационный плакат. С сайта www.wikipedia.ru

08.06.2007
Семь лет - один ответ

Есть такое еще советское клише перспективного планирования - мерить жизнь пятилетками или семилетками. Ровно этой системе счета последовали депутаты двух партий власти, подхватившие обмолвку президента по поводу того, что четыре года, возможно, слишком малый срок для главы государства. Восприняв эти слова как руководство к действию, законодатели наперебой стали брать на себя повышенные обязательства. Да с такой нечеловеческой энергией, что теперь непонятно, до пяти или до семи лет депутаты намерены увеличить срок полномочий российского президента, и произойдет ли это в 2012-м или сразу в 2008 году.

Для верноподданных номенклатурщиков возможность увеличения президентского термина - пусть и не равноценный, но заменитель третьего срока. Но это начинание идет строго в логике последних новаций в деле изменения российской политической системы, и прежде всего избирательного законодательства. Изменений, предполагающих минимизацию любой ротации власти. Ведь все меры последних лет - от устранения графы «против всех» в избирательных бюллетенях до отмены минимального порога явки избирателей - способствуют ограждению нынешней номенклатуры от любых потрясений, перемен статуса, смены поколений политиков, принимающих решения.

Ставший вполне официальным антиамериканизм подсказывает: раз четыре года - срок, списанный с американской Конституции, нам еще и по этой причине надо изменить законодательство. И пойти в русле конституционного права большинства развитых стран. Но начнем с того, что семилетний срок вообще не слишком характерен для конституционной практики. Помимо этого, в разных странах президент играет разную роль - в парламентских республиках, в государствах, где ключевое значение имеет правительство, функции главы государства сводятся к представительским. Не говоря уже о том, что в ряде стран президент избирается парламентом. Что, кстати, могло бы стать следующим шагом в изменении российской Конституции: российскому народу, погруженному по самые уши в «стабильность», ведь все равно, что там наверху без него нарешают, он не требует даже соучастия в делах государства...

Степень политической апатии российского населения действительно аномально высока. Народ не просто убедили в том, что он не хочет влиять на ход дел в государстве, но и сформировали такую систему, в которой такое влияние невозможно. Поэтому ширнармассам стало все равно, что происходит наверху - лишь бы поменьше трогали, а заодно методами агрессивной внешней политики возрождали в нем подзабытую с советских времен «собственную гордость». В этом смысле народ действительно заслуживает таких правителей, каких имеет: законодателей, штампующих законы как на заводе отверточной сборки, представителей исполнительной власти, которые ничего не решают, силовиков, уже беззастенчиво забирающих работающую экономику в свои руки и формирующих новый олигархический класс взамен выбывшего по состоянию здоровья. Получается такой, с позволения сказать, социальный контракт народа и элиты: вы нас не трогаете - и мы вас не тронем, вы не лезете в наши дела - и мы не хотим знать, что у вас там происходит за высокими заборами Рублево-Успенского, Подушкинского, Ильинского и прочих живописных шоссе Подмосковья.

В результате элита сама себя выбирает без участия народа, обеспечивает себе кадровую преемственность, собирается жить с президентом, которому отмерен большой срок. Одним словом, кругом «стабильность», удерживающаяся на тотальном безразличии, равнодушии, апатии некогда дорогих россиян.

К сожалению, это соответствует общему тренду. В стране, где царит «стабильность», где нет политики и политиков, популярность действующего президента бьет все рекорды. В минувшее воскресенье, по данным Фонда «Общественное мнение», за Владимира Путина готовы были проголосовать беспрецедентные 57 процентов респондентов. И это не от хорошей жизни, а от полного, тотального, всепоглощающего безразличия к тому, что происходит в российской политике. Нынешний глава государства - уже не президент надежды, а президент того самого большинства, которое готово за него проголосовать в логике «только не было бы хуже». А это не слишком вдохновляющая нацию цель. Ее, по крайней мере, нельзя признать сколько-нибудь «амбициозной».

Увеличение президентского срока не дает никаких новых преимуществ. Оно лишь консервирует политическую апатию. И продлевает безбедную жизнь нынешней крайне неэффективной элите, которую национальной-то можно назвать только метафорически.

Оригинал статьи опубликован на сайте www.rian.ru

Андрей Колесников