Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Дайджест

Химкинский лес, лагерь экологов. Фото Каспарова.Ru

25.08.2010
Власть сильна непониманием масс

Интерпретация событий последних дней, прежде всего митинга на Пушкинской площади в защиту Химкинского леса, представляется не вполне адекватной. Не "неточной", а именно неадекватной. Не черное выдается за белое, а зеленое за горячее и громкое за ароматное.

Никто почему-то не удивился тому, что собравший столько же примерно участников митинг в Калининграде, проходивший не под более острыми, а под принципиально иными, собственно политическими, стратегическими лозунгами (отставка Путина, возвращение к выборам глав субъектов федерации), не вызвал такой реакции. Да, конечно, силовое давление было, как же без него, но все ж таки лучшие друзья Путина — байкеры — с железными прутьями ни на кого не кидались. Не говоря уж о давлении агитпроповском.

Уже одно это несоответствие — повод задуматься над тем, что не стоит торопиться с бодрыми выводами о якобы испугавшейся власти. А если вспомнить, что вокруг Химкинского леса и Химок уже столько наворочено, включая явно провокационное нападение на городскую администрацию, то придется сделать некоторые мыслительные усилия для понимания приоритетов и сущности этой власти.

Ситуация вокруг леса намеренно непрозрачна, что уже само по себе свидетельствует о ее коррупционности, разумеется, на федеральном уровне. Об этом говорила, уходя в отставку, и Элла Памфилова, утверждавшая, что президент Медведев об этой коррупционности осведомлен, но сделать ничего не может. Или не хочет. Цена вопроса, судя по вложенным в силовую и агитпроповскую кампанию средствам, огромна. Вся формальная (силовики, ТВ) и неформальная ("Наши", МГЕР, байкеры) мощь государства брошена на то, чтобы заставить замолчать людей, выступающих — подчеркнем это — по частному, локальному вопросу.

Это свидетельство слабости? Вряд ли. Это выражение готовности любой ценой биться за свое частное, используя государственное, по идее общее. Но в том-то и дело, что идеи у нынешней правящей элиты совсем другие.

Слышны возражения: "Сам по себе Химкинский лес уже давно никого не интересует, он стал символом борьбы с прогнившей кремлевской шпаной. Калининград далеко, а Пушка - вот она". Не проходит. Столь резко и, на первый взгляд, неадекватно реагировала федеральная власть на сугубо частные выступления в Приморье, где были затронуты интересы АвтоВАЗа. Малочисленный экологический митинг в Иркутске был враждебен планам Дерипаски, и на улицах появился спецназ ВВ на броневиках с расчехленными пулеметами. В Пикалеве тот же Дерипаска разыграл комедию на пару с Путиным, но тоже, согласитесь, реакция была мощная, хотя только пиаровская.

А из последнего — силовые и агитпроповские действия вокруг "Распадской", принадлежащей холдингу Абрамовича.

Так что история с Химкинским лесом — только одна в ряду с другими. Калининградцы же с их высокой политикой — это, с точки зрения власти, не очень серьезно. Ведь их требования утопичны, они хотят того, чего никогда не может быть, — отставки Путина, выборности губернаторов, равноправного соперничества "Единой России" с другими партиями. Чудаки, юродивые, маргиналы, фрики и лузеры. Можно не обращать особого внимания. Как не обращает внимания власть на начавшийся продуктовый дефицит и на критику небесспорного решения о запрете экспорта зерна.

И это безусловно демонстрация силы. Вести себя так за год до выборов может только власть, абсолютно уверенная в своей несменяемости. И сильна она прежде всего, если использовать советскую лексику, непониманием масс. Тем, что ее сила и слабость измеряются по шкале цивилизованного мира, по критериям развитых демократий, где не принято путать своих баранов с государственными, частные интересы с общественными. Но цивилизованные критерии к нынешней российской власти неприменимы.

Российская Федерация — несостоявшееся государство несостоявшейся нации. Таким же государством была и Российская империя, и Советский Союз. Мотивы поведения людей во власти — могущественных, когда-то имевших десятки тысяч крепостных, а ныне распоряжающихся десятками миллиардов нефтедолларов, но при этом готовых биться за каждую коррупционную копейку, — описаны Юрием Тыняновым на примере Александра Меншикова:

"Что мне за радость от маетностей, когда я их не могу всех зараз видеть или даже взять в понятие? Видал я десять тысяч человек в строях или таборах, и то тьма, а у меня на сей час по ведомости господина министра Волкова их пятьдесят две тысячи душ, кроме еще нищих и старых гулящих. Это нельзя понять. А дача, она у меня в руке, в пяти пальцах зажата, как живая".

"Дачей" во времена Меншикова именовалась взятка. "Чем боле володею, тем боле рука горит" — таково поведение "птенца гнезда Петрова", соучастника псевдомодернизации, которая, как и псевдомодернизация советская, президентом Медведевым год назад объявлена одной из крупнейших исторических удач России. Исторические ориентиры выбраны очень точно.

Модернизируемое по Петру и по Медведеву государство создает только видимость контроля над всей страной, иллюзию управления. Но оно обязано гарантировать несменяемость людей во власти и оперативное и мощное реагирование на все попытки покуситься на их конкретные интересы. Не столько на необъятную, а потому несколько абстрактную, власть над страной, сколько на ограниченный, но конкретный источник "дач".

Что же касается дальнейшей дерьмовизации агитпропа в связи с акцией по защите леса, то она была неизбежна. Власть все менее нуждается в гаденьких и чистеньких писаках, изображающих из себя аналитиков, философов и журналистов. Их несколько десятков, они сосредоточены на нескольких интернет-ресурсах и умничают явно не по чину, а главное — не по уровню стоящих перед властью задач. То ли дело несколько молодых и задорных, готовых тиражировать и даже производить любую ложь и оскорбления. Никаких изысков агитпропу скоро не будет нужно.

И потому забавно наблюдать за гаденькими и чистенькими, пытающимися сделать вид, что юная поросль, отличившаяся в травле Юрия Шевчука, то есть в борьбе за коррупционные интересы людей во власти, не имеет к ним никакого отношения. "В сортах говна не разбираюсь" — вот что предстоит услышать тем, кто все эти годы выдавал частно-государственное образование "Российская Федерация" за Россию, а корыстные интересы нескольких людей — за национальные интересы.

Статья опубликована на сайте Грани.Ru

Дмитрий Шушарин