Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

21.12.2005
Загадки громкого убийства

Едва начавшийся в Мосгорсуде процесс над тремя чеченцами, обвиняемыми в убийстве главного редактора русской версии журнала Forbes американского гражданина Пола (Павла) Хлебникова, интересен уже тем, что от момента убийства до передачи дела в суд и начала судебного разбирательства прошло немногим больше года – Хлебников был убит возле редакционного офиса вечером 9 июля 2004 года.

Можно, впрочем, с большой долей вероятности предположить, что дело тут в беспрецедентно серьезном давлении, оказываемом государственными структурами США на российские власти. Требование расследовать убийство Хлебникова исходит от столь высоких государственных лиц США и от столь солидных ведомств, что поневоле задумаешься: а кем же в действительности был господин Хлебников? Ведь далеко не за каждого американского гражданина, не за каждого журналиста вступаются на высочайшем уровне. С семьей Пола Хлебникова встретилась в госдепартаменте сама госсекретарь США Кондолиза Райс. Одновременно, с просьбой об активизации расследования убийства Хлебникова к президенту России обратилась целая группа американских сенаторов и конгрессменов, в том числе, Хиллари Клинтон. Никогда и ни по одному иному делу американская администрация так не давила на Кремль. Если же проанализировать эти обращения, то может сложиться впечатление, что американские власти прекрасно знают, кто и по каким мотивам ликвидировал Хлебникова, и не намерены этого спускать, почти открытым текстом требуя наказать убийц.

И вот новый интересный поворот – судебный процесс объявлен закрытым, хотя формально это обычное уголовное дело, которое должно рассматриваться в открытом присутствии. В закрытом порядке обычно разбирают дела, в которых используются материалы, не подлежащие оглашению – о шпионаже, измене, разглашению государственной тайны, иногда о терроризме. Наконец, подобный подход применяется в делах о сексуальном насилии. Ни под один из этих мотивов, как известно, дело об убийстве Хлебникова не подпадает. Так что же собирается скрывать прокуратура?

Возможны два объяснения. Прокуратура боится либо, что публике станут известны ошибки в ведении следствия, либо, что на процессе всплывет секретная информация, например, о связях обвиняемых не только с криминальными группировками, но и со спецслужбами. В самом деле, вдруг обвиняемые, которым, по сути, нечего терять, выложат подробности исполнения какого-нибудь "государственного заказа"? Кроме того, исполнители могли быть использованы представителями спецслужб втемную - не в государственных интересах, а в частных.

Почему вообще речь заходит о той или иной форме присутствия в деле Хлебникова спецслужб? Это очень запутанный сюжет, который сегодня старательно замалчивают. Все началось, когда по обвинению в похищении людей с целью выкупа в сентябре 2004-го были взяты Аслан Сагаев и Казбек Эльмурзаев, выходцы из Урус-Мартана. Именно через них впоследствии и вышли на фигурантов нынешнего процесса – московского нотариуса Фаиля Садретдинова (его обвиняют в организации преступной группировки, занимавшейся вымогательствами и заказными убийствами), а также уроженцев Чечни Казбека Дукузова и Мусу Вахаева, каковые, по данным следствия, и были непосредственными исполнителями убийства Хлебникова. Так вот Сагаев и Эльмурзаев, арестованные при освобождении похищенного заложника, оказывается, могли исполнять заказ людей, связанных со спецслужбами. И осенью 2004-го оперативно-следственная бригада Генпрокуратуры, расследующая убийство Хлебникова, даже задержала и поместила в Лефортовский следственный изолятор некоего капитана ФСБ Романа Сливкина.

Тогда, в конце сентября 2004-го, сам начальник столичного ГУВД генерал Пронин радостно рапортовал, что его подчиненные раскрыли дело, и даже утверждал, что на квартире Сагаева и Эльмурзаева найден пистолет, из которого был застрелен Хлебников и, мол, баллистическая экспертиза это подтвердила. Однако позже выяснилось, что на момент произнесения генералом этих слов, никакой экспертизы еще не было произведено, а когда она состоялась, то показала, что стволы эти к делу Хлебникова не относятся.

Так что у следствия нет главного - оружия убийства. Без этой важнейшей улики дело обречено на развал. И даже волосы Дукузова, обнаруженные на водительском сидении машины ВАЗ-2115, из которой стреляли в журналиста, - улика серьезная, но недостаточная в отсутствие орудия убийства.

При этом сам главный подозреваемый - личность явно интересная. 30-летний чеченец Казбек Дукузов по прозвищу Черный прославился тем, что, не будучи ни "вором в законе", ни формальным лидером преступной группы, стал в Москве таким человеком, от которого даже известные преступные «авторитеты» старались держаться подальше. Дукузов - мастер спорта по боксу, он владеет дзюдо и карате и прекрасно стреляет с обеих рук. Но больше о нем не известно ничего, даже его настоящие имя и фамилия: друзья знают его по трем именам – Казбек, Руслан и Муса, а также у него обнаружено три подлинных паспорта на фамилии Дукузов, Мусаев и Ибрагимов...

Версий убийства также немало. Сразу после трагедии было высказано несколько. Например, согласно одной из первых, ликвидацию Хлебникова мог заказать Борис Березовский – в отместку за книгу "Крестный отец Кремля Борис Березовский или История разграбления России" (М., Детектив-Пресс, 2001). Другую версию по горячим следам выскажет руководитель этого издательства Валерий Стрелецкий: Пол Хлебников якобы начал расследование убийства журналиста Владислава Листьева, собирался написать книгу об этом убийстве. Была попытка связать смерти Хлебникова и бывшего вице-премьера Чечни Сергунина, убитого на 10 дней раньше: якобы Хлебников пытался написать книгу о хищениях госсредств, выделенных на восстановление Чечни, а якобы консультировавший его Сергунин – как раз за выдачу журналисту опасных для кого-то секретов. Более того, в убийстве Сергунина подозревают все того же Дукузова. Всплыла еще и некая информация ФБР, согласно которой Хлебников рассказывал близким о своем новом проекте, характеризуя его как "очень крупный и пугающий", по сравнению с ним, мол, все его предыдущие расследования, в том числе о деятельности Бориса Березовского, "кажутся детской игрой". Был слух, что главного редактора Forbes мог заказать один из тех, кому не понравился опубликованный в журнале список 100 самых состоятельных россиян.

И, наконец, версия, ставшая основной: ликвидацию Хлебникова якобы заказал Хож-Ахмет Нухаев, известный чеченский "авторитет" и полевой командир. В свое время Хлебников сделал с Нухаевым большое интервью, на основе которого выпустил в том же издательстве "Детектив-Пресс" "Разговор с варваром" (М., 2003), а Нухаеву, мол, откровенная книга очень не понравилась – вот он и заказал Пола...

Причастность Березовского сомнительна по определению: книга Хлебникова о нем откровенно слаба, базируется на предельно слабых источниках и буквально напичкана ляпами и дешевыми слухами, почерпнутыми из бульварной прессы.

Версия о сборе материалов про убийство Листьева, равно как и все прочие версии подготовки какого-то крутого расследования, почти единодушно опровергают коллеги Хлебникова: он был настолько занят организационно-редакторскими делами, что ни на какой сбор материала, ни на какие расследования ему просто уже физически не хватало времени.

Не кажется убедительной и версия, связывающая Хлебникова и Сергунина: не настолько уж болен на голову российский чиновник, чтобы в здравом рассудке и трезвой памяти делиться сокровенным с американским гражданином и американским же журналистом. Такое может вообразить себе только человек с безграничной фантазией, совершенно не представляющий мир чиновничества. Более того, даже если тот же Сергунин мог что-то сообщить Хлебникову, кого это могло волновать? О хищении средств, выделенных на восстановление Чечни, не писал только ленивый. Кого могла испугать новая публикация?

Нухаевская версия интересна тем, что оказалась самой удобной для прокуратуры. Как она будет развиваться, покажет процесс. Не верится, что Хож-Ахмет Нухаев всерьез мог заказать автора книги, пусть даже ему она и не понравилась. По большому счету, Нухаеву на эту книгу глубоко наплевать. Скорее, поводом могло послужить несоблюдение каких-то серьезных обязательств. Или же Хлебникова использовали в какой-то грандиозной игре против Нухаева. Но обилие версий тем и примечательно, что позволяет надежно замаскировать реальные мотивы и причины.

Владимир Воронов, обозреватель "Нового времени"