Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

29.12.2005
Андрей Илларионов: женщина-узбек

Илларионов ну никак не вписывался в российский политический истеблишмент. Неизвестно, что он советовал Путину приватно, но публичные выступления советника президента уж слишком резко расходились с генеральной линией партии и правительства и, главное, – самого президента.

Достаточно вспомнить выступления г-на Илларионова по поводу "ЮКОСа". Он – по большому счету, единственный из высокопоставленных чиновников – заявил, что ситуация вокруг компании и ареста Михаила Ходорковского является "самым крупным экономическим и политическим событием в новейшей российской истории после августа 1991 года" и что "это дело нанесло огромный ущерб России, который не поддается оценке".

Либерал в команде чиновников под руководством полковника ФСБ продержался в советниках около шести лет. Остается только гадать, каким образом ему это удалось. То ли г-н Илларионов вел двойную жизнь: публично - либеральный экономист, в тайне – верный слуга антилиберального режима. То ли держали его, как в советские времена непременно держали в руководстве представителя союзных республик и женщину: чтобы были. Для людей в погонах, которых тошнит от самого слова "либерализм", Илларионов, похоже, был таким женщиной-узбеком: чтобы все, как положено. Этакий "штатный либерал".

Илларионова часто называли "любимым королевским шутом" Кремля: ему было дозволено невпопад говорить, его слушали кремлевские обитатели и любили журналисты, но никакого реального влияния ни на президента и других кремлевских обитателей, ни, тем более, на ситуацию в стране г-н Илларионов не имел. Пока он выступал со своими светлыми мыслями о движении страны в противоположную демократии сторону, кремлевские обитатели гнули олигархов, делили их собственность и укрепляли собственные позиции. Ну что нового мог сказать им этот недотепа-интеллигент? Свобода, либерализм, справедливость? Но это ж для того, чтобы народу по телевизору говорить. А реальность-то, она совсем другая – сажать тех, кто не гнется, прикарманивать их собственность, укреплять госкомпании с целью усиления собственного влияния в стране. Вот и вся экономическая стратегия. Высокие цены на нефть сыграли с Россией злую шутку – если раньше была надежда на создание у нас цивилизованной экономики, то сейчас невооруженным глазом видно, что страна все больше садится на нефтяную иглу, а доходы от экспорта углеводородов аккумулируются в руках корпорации "Путин&Kо". Такую модель г-н Илларионов, вооруженный, в отличие от нас, полной информацией о реальном состоянии экономики, называет "саудовской болезнью".

Если пытаться сформулировать взгляды Илларионова, то получится следующее: в предыдущие годы российское государство развивалось в рамках концепции открытого акционерного общества, собственниками которого являлись все граждане, реализующие право на эту собственность на политических выборах. Теперь "происходит эволюция в сторону появления новых собственников, которых можно назвать корпорациями и которые оторваны от первоначальных собственников - российских граждан". Следствием таких изменений, является "подчеркнутая селективность, переходящая в дискриминацию при создании неравных условий для различных экономических субъектов". "В этих условиях одним компаниям могут быть предъявлены налоговые претензии, а другие - получают субсидии. Одни - не могут взять заимствования, а другим - создаются для этого все условия. В одних компаниях иностранцы не смогут работать по соображениям безопасности, а в других случаях - иностранцы будут приглашены в компанию. Неравенство ведения бизнеса выводится в абсолютный принцип" – такова, по мнению г-на Илларионова, нынешняя экономическая стратегия российского государства. "Это - торжество госкорпораций", - прямо сказал экс-советник президента на своей пресс-конференции 27 декабря.

Такие мысли, высказанные вслух, непосредственный шеф г-на Илларионова вряд ли смог бы ему простить: это, выражаясь языком нашего политического истеблишмента, прямой наезд на путинскую корпорацию. И в отношении политического режима Илларионов высказался недвусмысленно: "Россия перестала быть демократической страной".

В общем, ничего оригинального во взглядах г-на Илларионова нет: это все и без него известно. Оригинально было то, что все это говорил высокопоставленный кремлевский чиновник. Сейчас все встало на свои места: Илларионов остался при своих взглядах, власть осталась при своих интересах.

Возникают только два вопроса. Во-первых, останется ли Илларионов в политике? Хорошо информированный экономист мог бы стать сильным игроком в команде оппозиции. Во-вторых, кто займет его кабинет в Кремле и станет исполнять роль женщины-узбека? Впрочем, похоже, власть уже не нуждается ни в каких либеральных ширмах.

Дмитрий Лукашов