Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

27.09.2005
Два из ста тысяч

Сегодня среди 100 тысяч вопросов, которые россияне задали  своему президенту, вряд ли  есть два ключевых:   "Кто виноват?" и "Что делать?". А между тем, как и два века назад, эти  два проклятых вопроса являются самыми  актуальными. 

Кто виноват?

Ответ на это вопрос попытались дать полномочный представитель президента в ЮФО Дмитрий Козак, а затем и лично Владимир Путин, указав на наиболее близких к простым россиянам коррумпированных чиновников в регионах. Забыли только сказать про местных глав бюрократических кланов и про себя, как про первых бюрократах "своего" федерального округа и своей страны. Ибо если в эпохи Средневековья и Нового времени король был первым дворянином своего, полученного по праву наследования королевства, то теперь  у нас президент является первым бюрократом "своей" республики.

Впрочем, заявления Козака и  главы государства о положении на юге России показали, что мы напрасно обвиняем представителей высшей власти в незнании местных проблем. Всё они знают и не боятся называть вещи своими именами. На  головы   местных чиновников обрушился поток  уничтожающей критики: первые лица Федерации  нарисовали прямо-таки апокалиптическую картину полного развала и коррупции в регионах ЮФО. Беда в том, что обвинения в нарушении всех мыслимых законов - от Конституции и УК до десяти заповедей - были высказаны главам этих самых регионов, которые по своей должности возглавляют практически всю местную бюрократию. Руководители регионов внимательно слушали президента и полпреда, соглашались с конструктивной критикой, но вели себя так, как будто это говорилось не о них самих и их  ближайших подчиненных. Разумеется, по достижении пиаровского эффекта оргвыводов не последует, разве что фигуранты докладов получат внеочередное повышение или денежную премию вдобавок к взяткам.

Ситуация в регионах ЮФО действительно хуже некуда, за исключением разве что динамичных Краснодарского или Ставропольского краев, где есть хотя бы реальные экономические достижения. Например, в Ростовской области, где пару недель назад губернатор Владимир Чуб от заезжей великой княгини Марии Владимировны получил дворянство и орден св. Николая, ситуация похожа на известный анекдот о позднем Л. И. Брежневе. Как-то на заседании Политбюро Леонид Ильич сказал,  что среди его членов наблюдаются случаи маразма: "Руководящие партией товарищи скачут на деревянных лошадках, играют в салки, а тов. Косыгин забрал моих оловянных солдатиков, плачет и не отдает". Интересно, как теперь в администрации Ростовской области будут определять, кто из чиновников будут придворными вельможами, а кто обычными лакеями. Будет интересно посмотреть на этот кастинг.

Выступление Путина и Козака весьма любопытны, но, увы, уже не оригинальны. Давайте вспомним хотя бы технологии, которые помогли Путину стать президентом в первый раз. Тогда, чтобы мобилизовать протестный электорат и заставить его проголосовать за ельцинского преемника, а не против него, агитация строилась на критике заворовавшихся чиновников и обещаниях навести порядок. При этом критика была намного "смелее" той, на которую решались даже самые отчаянные борцы с "антинародным режимом". Когда люди видят, что им плохо жить, бесполезно объяснять, что им хорошо, нужно лишь правильно и вовремя указать на очередного виновника.

Заметьте, Путин борется исключительно с абстрактными врагами,  будь то террористы или бюрократы-взяточники. Пока нам предложено довольствоваться арестом в прямом эфире оборотней в погонах и тому подобной нежити. Тем же, кто не попал в рамки очередной компании по поднятию рейтинга, самое жестокое наказание  - это перевод на другую должность, в Москву или в другой регион, разумеется, с повышением.

Главной опорой всей системы путинской власти является то, что народ разделяет вороватых чиновников  и  президента. Об этом свидетельствуют и данные соцопросов. Это укладывается в рамки издавна существующего в России стереотипа: царь добрый, а вот бояре плохие. Возможности этого стереотипа кремлевские политтехнологи используют в полной мере. Чтобы это изменить, нужно показать, что именно коррумпированные "бюрократы, душащие страну" по терминологии президента и являются настоящей опорой его власти. Именно в их и ни в чьих более интересах выстраивается пресловутая вертикаль власти. Они фундамент путинской власти, а  Владимир Путин гарант их безопасности и благополучия. При Путине бюрократия стала всевластным правящим классом, по цинизму своих преступлений оставившим далеко позади коммунистическую партийную номенклатуру самого мрачного периода застоя.

Что делать?

На этот вопрос власть,  сколько ни старается, ответить не может.  Но многие люди  сейчас  уже понимают – нужно бороться против всевластия военно-бюрократического аппарата в центре и в регионах, устанавливать в стране истинно демократические ценности. Мы теоретически  знаем, что это такое, но нужно понимать, что   в нашей стране они до сих пор не укоренились. В этой борьбе придется столкнуться со всей мощью полицейского и бюрократического аппарата, но не нужно паниковать и отчаиваться. Как говорил при гораздо худших обстоятельствах выдающийся правозащитник Владимир Константинович Буковский – "бороться можно, бороться должно".

В первую очередь необходимо четко понимать, что существующие у нас в стране и называющие себя оппозиционными политические партии, вроде КПРФ, СПС и  "Яблока" на решающий прорыв органически неспособны. Они связаны многими нитями с существующим режимом. Многие партийные лидеры оказались в рядах оппозиции чисто случайно и при первом же удобном случае вернутся в чиновничьи кабинеты. А некоторые, как например Анатолий Чубайс, вообще никогда не был в оппозиции президенту.

Действия ребят из НБП и АКМ, которые не боятся за свои идеи идти под омоновские дубинки и в тюрьмы, восхищает, но они не смогут поднять на борьбу широкие слои молодежи, которые, как показал опыт цветных революций, в конечном итоге и составят критическую массу. Уровень жизни в европейских странах для большинства молодых людей более притягателен, чем апелляции к большевизму, гипертрофированному национализму и ценностям приснопамятной эпохи развитого социализма.

Демократической оппозиции  необходимо сейчас мобилизовать протестную молодежь. Огромный потенциал есть в провинции, но задавленных отчаянием молодых людей трудно организовать и поднять на активную борьбу, пока, к сожалению, многие из них предпочитают другое: наркотики, пьянство и, в конечном счете, самоубийства.

Власть понимает  опасность, исходящую от молодежи. Именно из-за этого и создается  "преторианская" гвардия  в лице "Наших". Политически активную молодежь пытаются  столкнуть с молодежью же. Ситуация получается неприятная, но не смертельная.  Можно вспомнить пример черносотенцев во время первой и второй русских революций: пока их охраняла полиция, они были сильны, а столкнувшись один на один с хорошо организованными и решительными революционерами "самороспустились".

Оппозиции необходимо собрать молодежь, лишенную путинской бюрократией каких- либо перспектив в жизни. Нужно добиться того, чтобы они осознали, что путинский режим лишил их будущего, все возможности получить достойное образование, а затем найти хорошую работу.  Побеждает не тот, у кого есть арифметическое большинство сторонников, а тот, кто умней, мобильней и решительней.

Максим Васьков