Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

19.09.2005
Деньги любят тишину

Евгений Наздратенко и Виктор Черепков бились за власть так, что не только Приморью, всей стране было жарко. Все прошло. Нынешняя политэлита – губернатор Сергей Дарькин и мэр Владивостока Владимир Николаев ведут себя вполне мирно.

Конечно, противоречия есть. Но решаются проблемы по тихому: не многотысячными митингами протеста на площадях краевого центра и не гневными "телегами" в генпрокуратуру и администрацию президента. А скрипом чиновничьего пера под постановлениями: такой-то компании выделить большую квоту на добычу рыбы, а такой-то не выделить совсем, такому-то предприятию увеличить арендную плату, а такому-то предоставить максимальные льготы.

И правильно, как говорит Сергей Дарькин, деньги тишину любят. Особенно любят тишину криминальные деньги.

Стоимость кубометра ворованного леса на черном рынке – до 200 у.е. За ценные породы, такие как ясень, бархат и кедр, – в два-три раза больше. За "КамАЗ" леса в Приморье дают не глядя 1500 у.е. Стандартный гаишный "пропуск" на трассе для браконьерского "КамАЗа" – 100 у.е. Заработок водителя за такой рейс – 300 у.е. Бригадир получает с машины ворованного леса до 500 у.е. Этот прейскурант составлен газетой "Ежедневные НОВОСТИ" (г. Владивосток) на основе данных оперативных работников УВД Приморского края.

"Самоволки" (так называют незаконные рубки леса) обильно украшают залысинами и проплешинами территории всех трех лесопромышленных районов края – Дальнереченского, Красноармейского и Пожарского. Нередко самовольщики валят лес по сговору с арендаторами, там, где его, по Лесному кодексу, трогать нельзя. Лес – наше общее богатство – приносит такой барыш, что хватает "зелени" накормить всю его невеликую стражу. А поскольку уходит наш лес в основном в Китай, можно сказать, что Приморье – край, где особенно ярко проявляются современные Российско-Китайские взаимоотношения.

На смену совхозам и фермерским хозяйствам на дальний восток пришли жители Поднебесной. В приграничных районах приморцы, порой, целыми деревнями батрачат на землях, которые арендуют граждане Китая.

Впрочем, что сельское хозяйство! Основу приморской экономики, кроме леса составляют рыбный промысел и морские порты. Здесь, естественно, все уже давно поделено.
Последствия дележа можно увидеть сегодня воочию, например, во Владивостоке в бухте Чуркина. Здесь вот уже вторую неделю голодают моряки. 14 человек с плавбаз "Петр Житников", "Пищевая индустрия", "Содружество" и "Всеволод Сибирцев"  поставили палатки возле офиса рыбодобывающей компании, соорудили умывальник и ждут. У рыбаков на руках постановления суда о выплате заработанных ими в море денег, многим задолжали еще в 2000-2001 году, однако надежды получить свое мало.

Плавбазы, на которых работали моряки, принадлежали компании "Дальморепродукт", которая до начала 2000-х годов была крупнейшей рыбодобывающей и компанией Дальнего Востока. Однако несколько лет назад "Дальморепродукт" обанкротился. Причины банальны: бездарный менеджмент и коррупция. Желающих поделить флот было немало – бились самые влиятельные местные группировки. Естественно, в ходе битвы о моряках забыли. А сейчас зарплату платить некому.

"Дальморепродукт" – не единственная проблемная рыбодобывающая компания. Год назад местные власти едва не обанкротили "Преображенскую базу тралового флота". На рыбаков неожиданно наехала налоговая: дескать, компания не в состоянии заплатить государству. Прямо как ЮКОС. С тем отличием, что неугодный Путину Ходорковский сел в тюрьму, а неугодный Сергею Дарькину глава ПБТФ и "человек Наздратенко" Олег Кожемяко "сбежал" в Корякию. Губернатором. Повезло – с федеральными властями не ссорился.

Бегство (иногда вынужденное, иногда добровольно) предпринимателей из края, увы, явление для Приморья обычное. Год назад свежеиспеченный мэр Владивостока Владимир Николаев пообещал решить транспортную проблему. Дескать, по городу не будут бегать больше развалюхи-автобусы с отваливающимися колесами и неисправными тормозами, а покатят красивые чистые машины в отличном техническом состоянии с вежливыми водителями. Николаев организовал серию проверок на дорогах и пригрозил с телеэкрана лишить нарушителей лицензий. Сказано – сделано. Из 14 частных компаний осталось 6.

Автобусы с тех пор, правда, новее не стали, и тормоза у них отказывают с прежней регулярностью. Зато все сразу уяснили, кому надо платить.

Впрочем, не так уж все плохо в Приморье. Например, Владивосток, начиная с 2001 года, больше не замерзает зимой. А что по-прежнему мерзнет приморская глубинка, – да кому до этого дело? Все равно до Москвы не докричишься.

Социальное положение населения Дальнего Востока ухудшается с каждым годом. Смертность, как и во всей России, превышает рождаемость, количество человек, уехавших навсегда из Приморья, растет. Общая численность населения катастрофически падает. А как иначе, если при средней зарплате в 250 долларов однокомнатная хрущоба во Владивостоке стоит от 30 до 40 тысяч тех же долларов?

Нельзя сказать, что люди (они же население, они же народ, они же электорат) не понимают, кто виноват. Выборы мэра во Владивостоке в 2004 году фактически были протестными. По официальным данным, против всех проголосовало почти 37% горожан и еще 9%, отдали голоса малоизвестному политику демократической ориентации Николаю Марковцеву, – их тоже можно считать протестными. Поддержанный Москвой Владимир Николаев набрал официально 53%.

О том, насколько честными были выборы можно судить по такому факту: руководительница одного из районных избиркомов спустя восемь месяцев получила условный срок за фальсификацию документов. Уж, наверное, "ошибалась" она не в пользу кандидата "против всех"!

Сегодня  в Приморье вроде бы тихо. Тихо и сумрачно. Как перед бурей.

Денис Пивоваров, Владивосток