Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

04.07.2005
Оловянные солдатики

Павел Викторов: Надежда Аркадьевна, как Вы могли бы прокомментировать сокращение числа военных кафедр в ВУЗах?

Надежда Ильинская: С одной стороны, это даже и к лучшему. Дело в том, что, как показывает практика, выпускники кафедр не являются компетентными специалистами в своей военной области. Таким образом, военные кафедры просто необоснованно увеличивают количество академических часов, за счет которых можно было бы повысить уровень освоения выбранных студентами гражданских специальностей.

-Но разве молодые люди, призванные сразу после школы или профессиональных училищ, в большей степени владеют военной наукой?

-Нет. В современной российской армии подготовка личного состава сводится к строевым занятиям и дополняется принудительными работами, так сказать, вне устава. И все это в ущерб тем знаниям, которые должны получить военные. Повсеместные издевательства и чудовищные условия содержания солдат исключают возможность продуктивного обучения. Время винтовок и тачанок прошло, современное военное дело опирается на высокие технологии и сложнейшую технику. Именно к таким условиям наша армия совершенно не готова. Ни военные кафедры, ни прохождение срочной службы в воинских частях в нынешних условиях не обеспечивают должного уровня обороноспособности. Зато бесправные призывники – бесплатная рабочая сила. Профессиональная армия была бы боеспособной, но эксплуатировать ее в личных целях никому не удастся. Весь вопрос в том, кому это надо – нам или генералам?

-Насколько мне известно, Единая народная партия  солдатских матерей (ЕНПСМ) активно участвует в акциях протеста против действий Минобороны, направленных на сокращение числа отсрочек. Вы могли бы рассказать об этом поподробнее?

-Заявление Иванова, в котором он пригрозил "балалаечникам" поголовным призывом, вызвало заметное недовольство среди студентов. И среди учащихся консерваторий и музыкальных училищ, в частности. Ведь они восприняли этот эпитет буквально. Мы откликнулись на это акцией под названием "Марш балалаечников". Предполагалось привлечь к ней молодых питерских музыкантов, устроить что-то вроде уличного концерта. Однако администрация, как и в случае большинства проводимых в городе акций протеста, начала активно ставить нам палки в колеса. В результате согласования на акцию в формате пикета было получено лишь с третьего раза, причем нам пригрозили разгоном в случае, если кто-нибудь начнет-таки играть музыку. Мы вышли из положения, на наш взгляд, очень ловко – пикетчики, помимо транспарантов, держали в руках картонные муляжи балалаек. Такой вот получился концептуальный ответ министру Иванову.

А 17 мая, в Международный день отказника, мы спустили в Неву бутылку с "посланием потомкам", в котором описали то, что делают с молодыми людьми в нашей стране и поведали о тех, кто еще пытается с этим бороться. Мы надеемся, что наступит время, когда о призывном рабстве будут вспоминать так же, как сейчас о крепостном праве.

-Какие еще политические силы сегодня изъявляют готовность бороться за сохранение отсрочек, вообще кто сегодня позиционирует себя как сторонник реформы армии?

-Есть правозащитные организации, авторитет которых не замазан политической возней, которые были и остаются надежным оплотом униженных в правовом отношении людей – это "Мемориал", МПД, Хельсинская группа и многие другие. Они, я не сомневаюсь, будут делать все, что в их силах. Однако большинство оппозиционных политических сил готовы поддержать студентовлишь на словах. Как показывает опыт, акции протеста на деле становятся инструментом самопиара. Зачастую конфронтирующие между собой партии и организации, которым по их установкам логичнее было бы действовать совместно, соревнуются между собой, борются за электорат. Это крайне печальная ситуация, однако опыт поражений разрозненных сил на выборах пока никого не научил.