Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

08.08.2005
О левой и "левой" перспективах России

Очередная статья Михаила Ходорковского поднимает популярную в последнее время в отечественной публицистике тему России как "левой страны", причем противопоставляет левых и авторитарно-бюрократические тенденции современной политики. Для меня очевидно - это разные плоскости. Мир знает сколько угодно примеров левых авторитарно-бюрократических диктатур от диктатуры Перона в Аргентине, разорившего это некогда входившее в десяток богатейших государство, до различных африканских братьев, сделавших "социалистический выбор". Другой характерной (и не самой удачной) чертой этой публицистики является смешение социально-экономических и этических категорий. Оценка экономической системы с этических категорий может быть оправдана (другой вопрос, насколько она справедлива), но пора бы уже нам отходить от терминологии времен краткого "курса", предполагающих карикатурное зло и добро. Негодяй на "мерседесе" возможен в рамках хоть капиталистической, хоть социалистической, хоть или рабовладельческой системы вспомним, например, автопарк министра Щелокова или угандийского диктатора Иди Амина.

Что касается "отважных летчиков и моряков", а также академиков, то мне более всего по душе слова Людвига фон Мизеса, самокритично утверждавшего, что философ никогда не будет зарабатывать столько, сколько кинозвезда - хотя бы по причине меньшего спроса на его услуги. Строго говоря, нынешним творчеством М.Б.Ходорковского в рамках предложенной логики справедливости должны более всего возмущаться многочисленные выпускники факультетов журналистики - интеллектуальная элита страны обсуждает публикации человека, не имеющего диплома ни журналиста, ни философа, ни обществоведа.

Приведенные Ходорковским социологические данные напоминают меню ресторана, в котором есть блюда, но нет ценников. Можно хотеть мраморное мясо, вопрос в том, как часто вы можете себе его позволить. Из вашего хотения не вытекает готовность ограбить более богатого человека. Могу предложить иные вопросы. Видите ли лично вы в чиновниках защитников или дармоедов, или угрозу для собственных интересов? Считаете ли вы, что нужны низкие налоги? Нужна ли профессиональная армия? Готовы ли вы, претендуя на ренту государственных предприятий, нести солидарную ответственность за возможный убыток? Нужна ли налоговая амнистия для предпринимателей? Ответы на эти и многие другие вопросы делают картину мира сложнее, но и правдивее.

И, самое главное, две трети статьи посвящено историософским изысканиям 90-х годов, тратить время на которые я считаю нецелесообразным, статья слишком мало говорит о том, что же делать, как левым, так и всем остальным, кроме как вступать в "социал-демократическую коалицию" с КПРФ и "Родиной", которая пока что не существует в природе.

В современной России бытует два значения слова "левый", если не брать в расчет третье, географическое. Первое обозначает направление политической мысли, утверждающее благоприятность государственного перераспределения бюджетных средств от богатых к бедным (или, как вариант, на "общегосударственные проекты"). Это направление имеет многочисленные ответвления и подхарактеристики от тоталитарного коммунизма Северной Кореи до "шведского социализма", от прогрессивного налогообложения до тотального огосударствления имущества и человеческой личности. Так, например, известный левый двадцатого века Адольф Гитлер, чьи достижения в области гарантий занятости, заработной платы и социального обеспечения вдохновляли позднесоветских "патриотов", с презрением относился к идее государственной собственности на средства производства. "Зачем нам социализировать банки и фабрики - мы социализируем людей!" Вряд ли с ним согласился бы по обоим утверждениям Улоф Пальме, не говоря уже о том, что оскорбился бы таким сравнением. Под термином "левый" часто понимается и определенная эстетика (свободная, а то и вызывающая форма одежды и нравов, отрицание религиозных, традиционных и семейных ценностей), но и здесь не все сходится. Например, сложно представить себе Геннадия Андреевича Зюганова в обнимку с и полуобнаженной комсомолкой, в майке с коменданте Че и "косячком" в зубах.

Но, под термином "левый" понимается и второе. Это антоним слова "правый", "правильный", "качественный". В Евангелии сказано, что в День суда Г-дь поставит "овцы одесную Себе, а козлища ошую" (Матф. 25; 33). В переводе со старославянского "одесную" означает справа, а "ошую" - слева. Даже в молодежной среде бытует сленг "левый человек", "левый товар", "левый базар" и т.п.

К сожалению, в современном российском зазеркалье мы наблюдаем "левых" левых и "левых" правых. Как два клоуна с одним кукловодом, они изображают опостылевшую избирателю борьбу нанайских мальчиков вместо решения насущных интересов своего избирателя и совместного продвижения общенациональных проектов страны, проектов, реализация которых в равной степени устраивает и доноров, и реципиентов. Возможность и необходимость подобных проектов исходит, в том числе и из феодального характера нынешнего режима. Кстати, показательно, что его адепты вместо социально-экономических категорий обожают применять "государственнические" и соответствующую лексику, со всеми этими "суверенитетами", "суверенами", "господами - вассалами" (чиновниками различного уровня) и рабами, к коим они относят подавляющее большинство нашего народа, включая презренных буржуа предпринимателей. Принципиальная особенность сложившегося в 2000 режима - это ликвидация неприкосновенности личности и восходящего к ней института частной собственности, замена частной собственности феодальным институтом условного держания, в котором собственность является вторичным атрибутом власти. Подобный режим, какой бы процент подоходного налога в нем ни был бы установлен, не имеет ничего общего ни с современным либеральным, ни с социалистическим дискурсом. Налоговая система этого режима более всего напоминает представления средневековых польских князей, выдававших охранные грамоты евреям: "евреи в качестве подданных должны быть готовы предоставить казне ту сумму и в те сроки, в которые мы сочтем необходимым".

"Левые" левые поклоняются государству и военно-промышленному комплексу в частности, считая оправданным обирать собственных граждан ради удовлетворения частного любопытства прожектеров и создания машин убийства, способных десятки раз уничтожить нашу планету. "Левые" левые рассуждают про "жидомасонский заговор", якобы уничтоживший великий Советский Союз. "Левые" левые готовы национализировать все и вся, давая возможность менеджменту бесконтрольно приватизировать прибыль в частные оффшоры и национализировать убытки, как это происходит в "Газпроме" и "Роснефти". Западный анархист удивился бы таким "левым", Владимир Ильич Ленин назвал бы их творчество любимым словечком "поповщина", а руководящий менеджер поразился бы легкости такого "левого" заработка. Правящая группировка вполне могла бы процитировать классика и относительно марксистов, застрявших в XIX веке, классик именовал таких "полезными дураками".

"Левые" правые готовы назвать укреплением финансовой дисциплины любую максимизацию доходов бюджета, и им глубоко безразлична структура его расходов, то повальное воровство, на пресечении которого можно было бы спасти не одного больного, облегчить жизнь не одного инвалида, дать образование не одному талантливому сироте. "Левые" правые видят благо в отмене льгот для инвалидов при сохранении льгот для чиновников. "Левые" правые готовы приветствовать любое отчуждение государственной собственности, несмотря на то, что оно породит, и уже породило серьезнейшие правовые казусы и общественное недовольство. А конкурсы с одним покупателем, платящим вместо денег "инвестиционными обязательствами", в западном мире считаются не приватизацией, а хищением. "Левые" правые готовы круглосуточно бороться с коммунизмом, не замечая реализацию в современной России программы В.В.Жириновского всевластие первого лица, политические репрессии, отмену выборов, насаждаемый телеканалами агрессивный антиамериканизм. Они очень похожи на "ультраправых" религиозных монархистов, отказывавшихся во времена Гражданской войны идти под знамена Колчака или Деникина из-за "четыреххвостки", и приветствовавших воссоздание Сталиным т.н. "империи" - хотя в этой "империи" сами они были объявлены вне закона, а храмы взрывались в ходе второй пятилетки, официально поименованной "безбожной".

Пора, наконец, стать с головы на ноги. Правые есть правые, левые есть левые. И есть реальная политика, которая, как известно, искусство возможного. Будучи правым, я останусь убежденным сторонником низких налогов и низких социальных расходов, приватизации большинства государственных предприятий, отказа от избыточного госрегулирования экономики и отказа от государственных инвестиций. Однако, будучи правым, я признаю приоритет неприкосновенности личности, прав человека (в т.ч. политических) и неприкосновенности частной собственности как базовых условий. Современный левый британский лейборист, польский социалист, даже венесуэльский сторонник Чавеса тоже не может быть против этих базовых прав. Иначе он не социалист, а тоталитарный сектант. Кстати, в Венесуэле, которой нас так пугают, проходят свободные выборы и референдумы о доверии президенту, большинство телеканалов частные, а последняя национализация имела место в 1976 г

Свобода и справедливость не могут существовать друг без друга. Движение к свободе означает одновременное движение к справедливости, и наоборот. Сейчас даже самые твердолобые "левые" и "демократы" уже понимают необходимость объединения усилий в борьбе против фальсификаторов из "Единой России". Но во имя чего? Нас пугают популизмом. Но популизм бывает разный. Я против несбыточных обещаний, но вполне солидарен с необходимостью тратить деньги в соответствии с волей граждан. На мой взгляд, антифеодальный компромисс правых и левых мог бы выглядеть следующим образом.

Основа нынешней вопиющей несправедливости это не капитализация чьего-то бизнеса в несколько миллиардов долларов. Это отстранение властью граждан от политического процесса, в частности, от законодательного регулирования и распределения бюджетных ресурсов. Почти 4.5 трлн. рублей ($160 млрд.) на 2006 г. будут потрачены в соответствие с "научными" расчетами правительственных чиновников, и проштампованы думскими манкуртами "единороссами", сколотившими большинство на принудительном вступлении независимых депутатов, фальсификациях, вранье избирателям. В этом бюджете нет денег на 700 тыс. российских беспризорников, на инсулин больным и проезд пенсионерам, на интернет в российские школы и книги в провинциальные библиотеки, но зато есть десятки миллиардов долларов для братков из "Байкалфинансгрупп", для госбанков и госмонополий, для заранее определенных поставщиков ведомств и бюджетных учреждений. Вот именно это требование справедливый бюджет, основные доходы и мандаты которого закреплены за регионами и муниципалитетами, распределяемый избранными гражданами представителями - должно быть поднято на знамена, как правых, так и левых. Предварительный анализ расходов бюджета должен быть произведен оппозицией совместно, причем исходить во избежание фантастики из доходов предыдущего года.

Вопрос о хищении государственной собственности обойти нельзя. Но крайним должен быть не предприниматель, в руки которого она попала зачастую через десятки посредников, а расхитивший ее чиновник в форме фиктивного ли приватизационного аукциона или в форме вывода активов госпредприятий. Что касается бизнеса, то по приватизационным и налоговым правонарушениям, если таковые будут доказаны, должна быть установлена разовая, необременительная компенсационная выплата, возможно с принятием на себя обязательств по финансированию некоторой части социальной инфраструктуры (приоритетны здесь информационные технологии, здравоохранение, образование). Гласное расследование, основанное на законе, а не инструкциях и басманном правосудии, должно быть завершено в течение года, после чего все налоговая и приватизационная документация прошлых лет должны быть уничтожена.

Общим врагом и правых, и левых, является силовая олигархия, или, по-русски, организованные преступные группировки в руководстве МВД, ФСБ, прокуратуры и судов. Их немного, но они парализуют и правовое поле, и хозяйственную жизнь страны. Они должна быть безжалостно срезаны, а полномочия новых силовых структур поставлены в рамки, не угрожающие жизни и собственности граждан. Новый судейский корпус должен формироваться на базе адвокатуры и научных институтов, издержки отстранения от должности судьи должны быть сопоставимы с отстранением Президента.

Наконец, в системе исполнительной и законодательной власти нужны демократические выборы сверху донизу, основой которых могло бы послужить пусть несовершенное избирательное законодательство до реформ 2003 - 2005 гг.

Только избранный народом парламент и Президент смогли бы принять исторический "Пакт Монклоа" по вопросам бюджетных расходов, итогов приватизации и административной реформе, который поняли бы и приняли бы граждане, и который в дальнейшем совершенствовался бы в обычном парламентском состязании правых и левых. Путь к этому долог и завален бревнами догматизма, как справа, так и слева. Но иного пути нет.

И, наконец, последнее, я с огромным уважением отношусь к Михаилу Ходорковскому, но справедливости ради следует заметить, что в дни процесса в Мещанском суде, на улице подавляющее число людей было с правыми убеждениями. Видел своими глазами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

  1. Государство, в котором людям наплевать друг на друга - обречено. Алексей Мазур, Новосибирск
  2. Губернаторская петляю. Георгий Чижов, Институт региональных проблем
  3. О левой и "левой" перспективах России. Иван Стариков, секретарь политсовета партии Союз Правых Сил.
  4. Смертельная болезнь "ЕдРа". Максим Васьков, Ростов-на-Дону
  5. Пикет для фортепиано с оркестром. Павел Викторов, Петербург
  6. Оттепель в середине лета. Аркадий Янковский, Новосибирск
  7. Ветер свободы не арестовать. Иван Стариков, секретарь Федерального политсовета СПС
  8. Рассказ с петлей на шее. Надежда Новикова, Рассказово. Анжела Косова, Москва
  9. Стальная челюсть Кремля. Сергей Расов, Вологда. Алексей Линкевич, Череповец
  10. Оловянные солдатики. Павел Викторов, Петербург
  11. Отказ КС откроет миру глаза. Интервью с Владимиром Гришкевичем, Новосибирск
  12. Закон малых чисел для больших кошельков. Сергей Расов, Вологда
  13. Червь, как метод. Александр Косвинцев, Кемерово
  14. Почем фунт патриотизма? Павел Викторов, Петербург

Иван Стариков