Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

08.06.2016
Правозащитники: "Стабильность" в Чечне отражается на нас, убийство Немцова — подтверждение"

Правозащитный центр "Мемориал" во вторник презентовал доклад о борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. Правозащитники отмечают, что на протяжении последних двух лет в этом регионе продолжается жесткая борьба с терроризмом, от которой страдают обычные жители. По информации правозащитников, положение с правами человека в республиках региона значительно ухудшилось. Как контртеррор стал моделью государственного устройства России и как силовики провоцируют противостояние между сторонниками разных направлений в исламе, авторы доклада Александр Черкасов, Олег Орлов и Светлана Ганнушкина рассказали на презентации.

По данным правозащитников, силовые методы борьбы с террористическим подпольем дополнялись методами "мягкой силы", диалогом, взаимодействием с правозащитниками, соблюдением законности в ходе контртеррористических операций. Сегодня государство вновь делает ставку только на применение жесткой силы, говорят правозащитники, "в рамках этой практики в последние годы использовались такие "проверенные" методы, как "зачистки", похищения, внесудебные казни, пытки".

Между тем в 2015 году в ходе контртеррористических операций

на Северном Кавказе погибли или были ранены 52 сотрудника силовых структур. В 2014 году погибли или были ранены 182 правоохранителя, в 2013 — 373 человека. Причем в прошлом году больше всего силовиков погибли или пострадали в Дагестане (29 человек). На втором месте — Чечня (17 человек). Как отмечают авторы доклада,

По информации правозащитного центра, к началу этого года количество пострадавших силовиков в Чечне снизилось более чем в 40 раз по сравнению и 2006 годом. В Дагестане это количество уменьшилось в 13 раз относительно "пикового" для республики 2010 года.

По данным ПЦ "Мемориал", в республиках региона ситуация отличается: в Чечне "построено тоталитарное государство", в Дагестане "громят салафитскую общину", "у жителей нет возможности легально участвовать в общественной и политической жизни, защищать свои права в рамках закона", а "Ингушетия долгое время остается едва ли не самой спокойной республикой на Северном Кавказе".

"Силовики выдавливают из республик Северного Кавказа всех тех, кто представляются им "нежелательными элементами".

Эта практика ведет к тому, что регион покидают не только потенциальные сторонники вооруженного подполья, но и молодые, активные люди, не сочувствующие террористам", — считают в "Мемориале".

Авторы доклада отмечают, что представители северокавказского подполья стали "весомой частью джихадистского интернационала" в Сирии и Ираке.

"Еще один итог 2014 и 2015 годов — резкое усиление влияния выходцев с Северного Кавказа в фундаменталистских вооруженных структурах, воющих на Ближнем Востоке", — говорится в докладе.

По словам Черкасова, в ряды "Исламского государства" с Северного Кавказа уезжали не только члены террористического подполья, но и "люди из его ближайшей мобилизационной базы", то есть "те, кто условно мог быть следующим призывом" в подполье. Власти теперь могут рапортовать о снижении числа бандподполий. Председатель совета ПЦ "Мемориал" Александр Черкасов опасается, что такая тактика не обещает такого же "стабильного" будущего, как сейчас. На место прошлых террористов могут прийти более радикальные группировки, считает правозащитник. "Те кто уехал, могут вернуться, и как их встретят — неизвестно, — недоумевает Черкасов. — Закрывая мечети, власти провоцируют недовольство людей и этим могут воспользоваться лидеры бандподполий".

Руководитель программы "Горячие точки" ПЦ "Мемориал" Олег Орлов рассказал, что на протяжении последних трех лет в Дагестане набирает обороты практика так называемого "профилактического учета", когда сотрудники силовых структур без какого-либо основания задерживали выходящих из салафитских мечетей прихожан, доставляли в полицию, принудительно фотографировали, делали дактилоскопию и иногда брали пробы ДНК. После таких учетов приверженцев "ваххабизма" вносили в специальную базу и затем постоянно задерживали и проводили с ними "профилактические беседы".

Особое внимание правозащитники уделили ситуации с правами человека в Чечне.

"В Чеченской Республике нет Конституции РФ, не действуют законы. Там на все есть приказ Рамзана Кадырова. Местные жители давно уже привыкли к этому и считают это нормой",

— полагает руководитель комитета "Гражданское содействие" Светлана Ганнушкина. — Кадыров установил режим полного единовластия и вмешивается во все сферы республики".

В частности, в докладе приводится расшифровка эфира телеканала "Грозный" от 15 сентября 2014 года, в котором Кадыров заявил: "Женщина, которая выходит в черных одеждах, с закрытым подбородком… ее муж должен знать: мы эту женщину увезем и проверим". Мужчин в Чечне продолжают задерживать за "неправильные" бороды. По сведениям "Мемориала", в 2015 году для проверки в отделы внутренних дел по такому критерию попало несколько сотен человек. Вместе с этим с февраля этого года в республике была введена духовно-нравственная паспортизация. В них якобы должны были указываться характеристики с места работы и учебы и приверженность конкретному течению ислама. Однако Кадыров эту информацию всячески отрицает.

"Стабильность" в Чечне отражается у нас в Москве, убийство Немцова — это подтверждение", — заявил Черкасов.

Неожиданностью на презентации оказалось появление уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой. Текст доклада правозащитники вручили ей во время своего выступления.

"Вы рассказали очень страшные вещи", — обратилась к правозащитникам Москалькова.

Для нее, похоже, большая часть информации, обнародованной "Мемориалом" оказалась новостью. В частности, Москалькова, не знала о том, что в Чечне была убита правозащитник Наталия Эстемирова, по ее словам, она и не думала, что большинство людей, потерявших жилье в Чечне во время войны, не получили никакой компенсации. Она пообещала обратиться в Генеральную прокуратуру и Минюст для проведения проверки.