Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

21.11.2018
Нагатинскому суду пришлось взяться за дело Бахолдина, обвиняемого в участии в "Правом секторе"

В Москве началось рассмотрение дела активиста оппозиции Дениса Бахолдина. Дело перенесено в Москву из Брянска, где Денис был задержан.

Дело не очень удобное и для суда, и для обвинения. В Брянский суд дело поступало трижды, пересылалось в Москву и возвращалось обратно. Наконец Брянску таки удалось спихнуть дело по месту прописки активиста в Нагатинский районный суд Москвы.

Бахолдин был задержан в Брянске в марте 2017 года, когда вернулся из Украины, чтобы навестить родственников. Хотя известен активист стал гораздо раньше. В 2014 году, после начала войны с Украиной, Бахолдин ходил в арестантской робе и маске Путина с табличкой "военный преступник". "Военного преступника" неоднократно задерживала московская полиция.

На заседании 20 ноября прокурор огласила обвинительное заключение. Согласно ему, Бахолдин, разделяя экстремистские взгляды запрещенного в РФ "Правого сектора", осенью 2014 года покинул Россию. Через Беларусь Бахолдин въехал в Украину, где принимал участие в боевых действиях на Донбассе. 

В июле 2015 года, как уверяет следствие, Бахолдин, уже будучи командиром разведывательного подразделения в составе "Правого сектора", участвовал в скрытом рейде где-то в районе Лисичанска. Откуда пришла группа, куда ушла и чем конкретно занималась, обвинение не знает, знает только, что у Бахолдина при себе было стрелковое оружие. Откуда у обвинения такая информация?

В качестве улик обвинение намерено представить информацию с флешки Бахолдина, изъятой при пересечении границы. Что там, пока не оглашалось, но

сомнительно, что человек, обладающий значительным опытом оппозиционной деятельности в России, потащил бы с собой через границу флешку с подробным описанием своих подвигов в составе той самой запрещенной организации. Ну визитку Яроша еще ладно, но чтоб флешку — это вряд ли.

Кроме того, скачанные с флешки данные вряд ли соответствуют требованиям допустимости, предъявляемым к доказательствам: если там есть фото- или видеоматериалы, то никто не может сказать, когда и где они отсняты и смонтированы.


Фотография с флеш-карты Бахолдина, представленная в материалах дела. На ней изображен якобы Бахолдин в период с 26.04.2015 по 18.08.2015

Как отметила адвокат Светлана Сидоркина, представленные обвинением документы — не документы вовсе, а фотокопии документов. С вещественными доказательствами у следствия очень плохо, судя по всему. Ну это тоже так себе доказательства.

Видимо, для подстраховки в программе всего этого действия заявлен еще секретный свидетель.

Но с него какой спрос: да, я неизвестно кто, неизвестно откуда, видел Бахолдина и уверенно могу его опознать, летом 2015 года в Лисичанске обвиняемый выкрикивал противозаконные лозунги, распинал русских мальчиков и ел снегирей.

Сам обвиняемый не говорит, что делал в Украине, молчит как партизан.

Он вообще ничего не говорит и никак не участвует в процессе. Просто сидит и молчит. Даже не встает при входе судьи в зал.

Кроме того, если бы следователи могли доказать, что Бахолдин принимал участие в боевых действиях на территории Луганской области, то уж без всяких сомнений привлекли его по статье за "наемничество". Это на расказаченных вагнеровцев она не распространяется, а вот, скажем, на российских участников "Азова" возбуждается прекрасно.

Что остается? Обвинение в участии в запрещенной в России организации?

Участие в антироссийской деятельности?

Даже если б Бахолдин состоял в той самой организации, участвовал в антитеррористической операции на Донбассе, при чем тут Россия? Не стрелял же он там в русских солдат в самом деле, их там нет же!

Запрещена организация на территории России. Российское правосудие приписывает себе трансграничный характер, с тем же успехом можно запрещать общество глухих в Берлине. Доказать, что Бахолдин стал участником организации еще в России, будет затруднительно. Партбилет ему в России никто не вручал. Кроме того,

само обвинительное заключение гласит: "выехал на территорию Украины", где встретился с "неустановленными лицами" и вступил-таки в злополучный сектор.

"Разделял запрещенную идеологию организации, направленной на свержение Конституционного строя... угрожающей целостности..." и прочее? Здесь, должно быть, представлены данные со сканера мыслей Бахолдина или незаконно прочитанная переписка, времен, когда Бахолдин находился еще в России.

Что дальше? Конечно, вся необоснованность обвинения ничего не значит в глазах российского правосудия. Деяние, вменяемое Бахолдину, в 2015 году не считалось тяжким, что не мешало суду арестовывать Бахолдина из раза в раз при продлении ареста как за тяжкое. Фактически Бахолдин находится в заключении в СИЗО с марта 2017 года. Согласно недавно принятому закону, срок в СИЗО приравнивается 1 к 1,5 в колонии. Таким образом, срок нахождения Бахолдина в СИЗО, возможно, даже перекроет срок приговора Нагатинского суда.