Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

20.03.2020
Обнуление, пандемия и протест

Поправки в Конституцию, обнуление сроков Путина повысили градус протеста в обществе. Еще в начале марта народ по всей стране был готов выйти на масштабные митинги против вечного президентства Путина.

Потом запретили массовые мероприятия с участием более 50 человек. Коронавирус. При этом голосование по поправкам все равно пройдет 22 апреля. Путин уже подписал указ. Как известно, главный электорат в России — бюджетники и пенсионеры. Последние как раз входят в группу риска. По статистике, смертности от коронавируса больше подвержены люди старше пятидесяти.

Мы спросили у гражданских активистов, как и в каких формах проявлять протест в сложившейся ситуации, а также встает ли этический вопрос об агитации людей выходить на улицы в условиях распространения коронавируса.

Александр Софеев, активист, участник группы Pussy Riot

Запрет на массовые акции уже повлиял на уровень протестной активности хотя бы в том, что из-за него на прошлой неделе не удалось согласовать митинг против поправок в Конституцию и обнуления президентских сроков на проспекте Сахарова, который, на мой взгляд, мог бы собрать десятки тысяч человек и наглядно продемонстрировать высокий уровень гражданского недовольства. И сейчас очень печально видеть, как на фоне разворачивающейся пандемии на наших глазах, по сути, происходит антиконституционный переворот.

Впрочем, здесь я вижу и неочевидные плюсы.

Народное доверие к власти в текущих условиях стремительно падает, а государственный режим, неубедительно справляющийся с подобными вызовами, ставит под вопрос собственную легитимность.

Стратегически сейчас далеко не самый удачный момент для удержания власти — но в моих словах нам ещё только предстоит убедиться.

Что касается отличий нынешних протестов от прошлогодних событий, то, кажется, за это время мы все стали ещё предусмотрительнее и мудрее, а уровень общественной солидарности только возрос. Тем не менее чувствуется, что сейчас люди в определенной степени деморализованы в связи с общим информационным фоном и не готовы к широким протестам. Но и призывать к массовым акциям в условиях карантина я бы не стал. Будем считать карантин возможностью отдохнуть и набраться сил для дальнейшей борьбы.

Мирные акции вроде тех, что мы проводили против блокировки Telegram у ФСБ или за свободу политзаключенных у Госдумы, я всегда только поддерживаю и нередко слышу от других людей, что это их вдохновляет и мотивирует. Я считаю такие акции важным фактором для поддержания протестного духа.

По поводу одиночных пикетов могу отметить, что уровень поддержки от случайных прохожих ощутимо растёт. Всё чаще совершенно незнакомые люди говорят мне слова поддержки, жмут руку или даже обнимают. Поэтому я понимаю, насколько важно не молчать о происходящем и выражать своё мнение любыми доступными способами — это помогает другим людям почувствовать, что они не одни и кто-то вокруг разделяет их убеждения.

 

Дмитрий Сидоров, активист движения "Молодёжное Яблоко"

По моему мнению, запрет на массовые мероприятия не способствует снижению гражданской активности. Об этом говорят, например, одиночные пикеты. Пикетные очереди, единственный оставшийся законный способ выражать свою гражданскую позицию, собирают много желающих постоять в одиночном пикете. И число людей растёт. Например, на одиночные пикеты у Госдумы, инициатором которых выступил я и "Молодёжное Яблоко", вышло 250 человек. Одиночные пикеты на Бульварном кольце собрали 200 человек. Это очень хороший показатель.

Главное отличие в том, что люди не до конца понимают ситуацию. Когда есть кандидат, за которого люди хотели голосовать и которого не допустили под выдуманным предлогом на выборы, — всё понятно. Когда же речь идёт о непонятных большинству поправках, о каких-то решениях в кабинетах — это другое дело. Многие не до конца понимают, что действительно происходит в стране. Более того, подобные действия власти вызывают своего рода протестную апатию в стиле "а что мы можем уже сделать?". Даже несмотря на то, что сделать можно многое.

Как я считаю, сейчас из-за вируса необходимо отказаться от любой офлайн-протестности.

Если вопрос вывода людей, влекущий штрафы и аресты, решается простым пониманием политической субъектности — люди сами вправе решать, зная о последствиях, выходить им или нет, — то сейчас стоит реальная угроза заразиться коронавирусом.

"Молодёжное Яблоко" сейчас активно занимается разработкой онлайн-протестности. В скором времени мы будем проводить онлайн-флешмобы, уже проводим соцопросы, чтобы знать реальное отношение к поправкам Путина, и так далее. Всю активность сейчас необходимо проводить, как мне кажется, именно с точки зрения просвещения людей по повестке предстоящего голосования.

Флешмоб с самолётиками был действительно очень красивым и нужным. Но надо учитывать, что потом администрация Telegram попросила сходить и эти самолётики выбросить. Для людей, которые находятся в самокарантине, это будет неоправданный риск.

Я бы привёл пример западных флешмобов, когда, например, люди массово добавляют на свои аватары какой-либо текст. В России это пока не очень развито, но, я уверен, время пришло.

Также в ближайшее время "Молодёжное Яблоко" проведёт флешмоб "Расскажи другу о поправках" — призовём всех желающих принять участие в распространении основной информации о поправках.

Как показывает практика, одиночные пикеты эффективны с точки зрения информирования населения о какой-либо проблеме. Люди не привыкли видеть активистов с плакатами, поэтому очень часто подходят, интересуются.

Лично я занимаюсь агитацией, просвещением среди соседей, друзей и вижу, что эффект от этого тоже большой. Когда кто-то видит не оппозиционера в YouTube, а своего знакомого или соседа, то доверия к его словам гораздо больше. Но, опять же, в условиях пандемии необходимо максимально сократить личное общение с другими людьми и лучше сосредоточиться на онлайн-протестности.

 

Александр Гуд, активист, федеральный пресс-секретарь либертарианцев

Думаю, что запрет на массовые акции способствует снижению гражданской активности, к сожалению. Мы уже стали свидетелями, как в Москве и Санкт-Петербурге на прошлой неделе людей винтили на одиночных пикетах, что происходит крайне редко. В случае с запретом на массовые акции над людьми помимо угрозы задержания нависает и новая — коронавирус. Все это может законсервировать протест на время карантина.

Отличие нынешней ситуации от летних протестов как минимум в повестке. Текущая ситуация с обнулением сроков президентства, на мой взгляд, значительно критичнее и важнее выборов в Московскую городскую думу. Но сможет ли гражданское общество публично выразить свое несогласие в уличных протестах — большой вопрос.

Этический вопрос об ответственности за агитацию людей выходить на митинг в связи с событиями с пандемией существует, но, с другой стороны, агитация людей выходить на улицу всегда несла в себе определенные риски для тех, кого агитируют, но тут уже вопрос личной ответственности. Я никогда не перекладывал ответственность на тех, кто призывает выходить на улицу. Люди сами должны учитывать, что их могут задержать или побить.

Принятие подобного решения — это личная ответственность каждого.

Навскидку приходят разные варианты, как выражать протест в этих условиях. Если введут комендантский час с запретом выходить на улицу, то будем вывешивать плакаты и флаги со своих балконов точно так же, как в Италии люди устраивают вечеринки на собственных террасах.

Думаю, эффективность информирования соседей о голосовании в данном случае должна измеряться возможностью повлиять на эти выборы именно путем голосования. Есть ли у нас такая возможность? Очень сомневаюсь. Мы с вами прекрасно понимаем, как они выигрывают любые выборы.

 

Константин Фокин, участник движения Extinction Rebellion

— Лето-2019 показало, что в России зарождается гражданское общество, которое готово в любую минуту выйти на улицы. Способствует ли запрет на массовые акции снижению гражданской активности?

В России гражданское общество зарождается, или, скорее, продолжает зарождаться — да. "В любую минуту" — нет. Не способствует запрет на массовые акции снижению гражданской активности. Если совпадают минимум три фактора — важность вопроса, наглость власти, лидерство, то протест, в том числе уличный, возможен.

Изменение Конституции как таковое — вопрос более абстрактный (чем электоральные фальсификации), внимания к нему меньше. Наглость (до обнуления сроков) была умеренной. "Старые" лидеры на улицу особо не шли сами и не звали других. Обнуление сроков Путина меняет ситуацию. Думаю, протест будет нарастать количественно плюс будут появляться новые формы, в том числе мирное гражданское неповиновение.

В нынешних условиях протест нужно выражать менее массовыми, но более глубокими, хорошо спланированными акциями.

В том числе опять гражданское неповиновение, в центре которого — намеренное нарушение закона. Но не этики и морали.

Возможны такие формы протеста, как перекрытие улиц и дорог, banner drops, bullshit drops, в идеале — в символических местах. Разного рода живые цепи. Символические перформансы.

Любое участие — ценно, все формы — хорошо. Кроме насилия. Каждый выбирает наиболее подходящую себе — по времени, месту, культуре, степени физического и правового риска. Важна синхронизация требований и основных принципов протеста. Общий бренд. Может, не один. Прототипы уже есть. Например, кампания "Нет!".