Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

01.09.2020
Каспаров.Ru вспоминает самые яркие и жаркие события минувшего лета

Это лето вновь оказалось горячим. Речь в данном случае не столько про температурные рекорды, сколько про социально-политическую ситуацию в стране. Мы постарались вспомнить самые яркие и значимые моменты.

Коронавирус

В лето страна вошла внешне спящей, но скрытое напряжение напоминало зажатую пружину. Скорые выстраивались в огромные очереди на въездах в больницы, врачи падали с ног, в больницах полыхали ИВЛ, власть заявляла, что ситуация под контролем. Мы справляемся лучше всех, вакцину вот-вот придумают. Умирают не многие, да и то от пневмонии, а не от проклятого вируса.

Коронавирусные ограничения, несмотря на все обещания помощи и увещевания о пользе изоляции, оказались тяжелым грузом для россиян. Выделенные на детей пособия и помощь бизнесу на фоне общей экономической нестабильности оказались мелкими подачками.

Власть заявила, что опасность высока, поэтому ограничения тоже серьезные. А вот чрезвычайного положения нет, поэтому помощи тоже никакой не будет. Это, мягко говоря, обескураживало обывателя.

Обсуждение происходящего неминуемо переходило в политическую плоскость. Многие из пострадавших утверждали, что отеческая забота правительства придушит их раньше, чем Covid-19. Самые активные ковид-диссиденты, вышедшие во Владикавказе на митинг против ограничений, до сих пор находятся под судом. В данный момент под следствием 20 человек. Им инкриминируют участие в массовых беспорядках.

Раздор в РПЦ

Другое противостояние, связанное с пандемией, стало еще более знаковым. В уральских лесах под Екатеринбургом взбунтовался схиигумен Сергий (в миру Николай Васильевич Романов). Бывший сотрудник полиции также отрицает существование проклятого вируса, а все хвори связывает со строительством вышек 5G на территории страны. Кроме того, схиигумен открыто обличает "заговор иудеев" и электронное чипирование путем присвоения гражданам СНИЛС, ИНН и прочей электронщины.

Аудитория схиигумена оказалась довольно значительной. Одна только депутат Поклонская, считающая Романова своим духовником, стоит сотни не очень буйных мирян. Влезть в монастырь непокорного батюшки со своим уставом тоже оказалось затруднительно: большая часть построек, по заверениям схиигумена, построены на частные деньги и не записаны на РПЦ. Апогея противостояние достигло во время мероприятий, посвященных очередной годовщине расстрела императора Николая II и его семьи. Панихида схиигумена собрала чуть ли не больше народу, чем официальная делегация из РПЦ.

Интересен сам факт противостояния между идеологическим отделом Кремля и самостийными идеологами снизу. Духовно схиигумен близок тем, кто в 2014 году потянулся устанавливать "русский мир" в Донбассе. И вот теперь власть, кажется, теряет этот актив.

Конституция

Все опасения, что пандемия начисто выкосит население необъятной, окончательно перестали волновать власть уже к июню. Но не то чтобы совсем. К этому времени верховный и сиятельный президент окончательно изнемог без ответа, любит его народ или нет. Голосование вошло в историю как самое длинное. Голосовали, но осторожно, чтобы не заразиться. Начали еще 25 июня, а закончили 1 июля. Голосовали в гаражах, на багажниках брошенных автомобилей во дворах, в продуктовых магазинах. Вот как обещал верховный еще в начале своей карьеры, "где найдем, мол, там и замочим", вот так и сделали. Только в этот раз нас не мочили, а голосовали. В итоге почти 78% обнуление президента и поправки к Основному закону поддержали.

В целом опыт признан успешным и возможным к распространению и на другие рудименты плебисцита в нашей стране.

Протесты

По итогам голосования население скептически промолчало. Бык разглядел тряпку и, кажется, понял, в чем ее смысл. Всем все ясно, но все помалкивают. Казалось так. И вдруг на этом фоне произошла самая серьезная битва за право на выбор за все последние годы. Взбунтовался Хабаровск. Хабаровск — самое прекрасное, что произошло с Россией этим летом. Тысячи недовольных вышли на улицы. Формально за губернатора Сергея Фургала, которого выбрали себе сами. Федеральная власть по привычке совершенно беспардонно решила подправить волеизъявление россиян на местах. На самом деле Фургал наверняка и сам испугался того, какое развитие получили события. За такую поддержку в Кремле могут посчитать человека опасным и немного придушить. Но и если бы сам Фургал вышел к народу и попросил успокоиться, мол, "ладно вам, братцы, отсижу, чего такого-то", то, скорее всего, его первого же хабаровчане и послали бы куда подальше. Дело не в Фургале. Дело в принципе. Ни подделка под Фургала с тем же лейблом "ЛДПР", ни обещание влить в край много денег от правительства, ни угрозы расправы не помогли.

Россияне почувствовали себя хозяевами своей жизни, своего региона, почувствовали в себе достоинство. Акции продолжаются и сегодня. Уже не столь многочисленные. Но говорить о том, что все прощено и забыто, безусловно, не приходится. При случае припомнят.

Гораздо более удачным оказалось для местных протестующих противостояние в Башкирии. Активисты, защищающие священную для башкир гору Куштау, заставили Башкирскую содовую компанию отступить от своих планов по разработке соды на ней. Башкирская содовая — это фактически местный междусобойчик власти и околовластного бизнеса. Шумиха привлекла к ней внимание, начались проверки, оказалось, что-то как-то не так она стала частной, как нужно было. Акции арестованы, владельцам грозит разбирательство в суде. Это еще один пример победы местного протеста. Местный протест, не связанный напрямую с политикой, стал популярен и даже может побеждать. Так россиянам удалось отстоять сквер в Екатеринбурге, русло Волги в Татарстане, смогли отстоять Шиес от свалки. Во времена борьбы за Химкинский лес такое казалось невозможным.

При том что все эти победы кажутся небольшими и малозначимыми, они свидетельствуют о росте самосознания и готовности постоять за себя и за свое право. Раньше или позже местным активистам придется предъявить власти политические требования.

В то же время россиянам пока явно не хватает солидарности. Очень слабо были поддержаны хабаровские протесты в других регионах России. Для примера, как всегда, Запад: сомнительные действия полицейских при задержании чернокожего нарушителя спровоцировали серьезные протесты в США. Абсолютно неправомерное применение оружия и убийство подозреваемого в краже четырех рулонов обоев в Екатеринбурге не вызвало ничего, кроме обсуждения на кухнях.

Беларусь

Другим примером для россиян стала, конечно, Беларусь. Беларусь вообще стала главным событием лета. Не только для России. Но россиянам стоит внимательнее присмотреться к тому, что бывает, когда ополоумевший диктатор не желает уходить, несмотря на очевидное отсутствие всякой поддержки в обществе.

Совершенно ясно, что кровавый разгон был подготовлен заранее. В такого рода спецоперациях Лукашенко уже не новичок. Так, в 2010 году протестующие вдруг бросились на штурм правительственных зданий, набитых изнутри затаившимся ОМОНом. В результате узурпатор назвал происходящее попыткой силового переворота, всех разогнал и посадил.

В этот раз даже сажать начал заранее. Подвело отсутствие у белорусского патриархала всякого феминизма. Лидерами стали Светлана Тихановская, Ольга Ковалькова и Светлана Алексиевич. Впрочем, как и в случае с Хабаровском, конкретные персоналии тут не важны. Не будет этих, будут другие, это наглядно показало отсутствие всякого эффекта от вынужденного обращения Тихановской.

Узурпатор постарался запугать протестующих максимальной жестокостью: избиения, переломы, унижение, изнасилования. В ответ оппозиция заявляет, что ни в коем случае не собирается проливать кровь. Методы оппозиции: забастовка, многотысячные выходы на площадь, БЧБ-флаги на зданиях города.

Фактически месседж экс-батьки сводится к следующему: "Вы можете не ходить на работу. Можете совместными со мной усилиями добить экономику страны. Но без стрельбы я не уйду".

Российский побратим белорусского узурпатора заявил о безоговорочной поддержке соседа. Как говорится, ворон ворону и былые пакости забудет, когда снизу припечет. Российский коллега обещал всяческую поддержку вплоть до возможной отправки в Беларусь оккупационного корпуса из России. Но еще до этого в Минск прибыл десант пропагандистов, заменивший местных журналистов, отказавшихся иметь дело с режимом Лукашенко. Вероятно, дальше ситуация будет стремиться к тому, что происходит в Венесуэле. Население нищает, страна деградирует, тиран не уходит, протесты разгоняются силой. Расплатиться малой ценой за свободу не получится. И чем дальше, тем все больше будет расти цена свободы.

Травля

Кстати, российские власти, видимо, рассматривают происходящее в соседней стране тоже как урок для себя. И тоже начали заранее расправляться с возможными оппонентами. Как-то удачно перед сентябрьскими выборами Алексей Навальный отравился то ли воздухом в Омске, то ли водой из речки, в которой он искупался. Достоверно удалось установить только, что гостиница тут ни при чем. Гостиница, в которой останавливался оппозиционер, принадлежит бывшему эфэсбэшнику, близкому знакомому других бывших силовиков и единороссов. Не мог такой человек отравить.

Вряд ли поводом к отравлению стало очередное расследование из Сибири. Расследование, выпущенное соратниками отравленного оппозиционера, в большей степени говорит о кризисе управления в Новосибирске. Серьезных обвинений, таких как против бывшего премьер-министра, не выдвигает. Поднимает во многом социальные проблемы, вызванные коррупцией и бездарностью местной власти. А на социальные проблемы власть уже привыкла смотреть сквозь пальцы.

Сразу после отравления на Навального, Соболь и ФБК напустился молчавший дотоле Пригожин. Повар с новой силой обиделся за расследование о кормлении московских школьников, выкупил долг, начисленный российскими судами оппозиционерам. "Я намерен раздеть и разуть участников этой группы недобросовестных людей", — заявил Пригожин. Ну хоть на татами не позвал. 1 сентября стало известно, что приставам удалось опустошить счета, которыми располагали оппозиционеры, приблизительно на 30 млн рублей.

Одновременно ответка долетела и до других участников московских протестов лета-2019. Дважды за неделю был избит Егор Жуков. Подъехали, избили возле подъезда и укатили на самокатах. Это не Дикий Запад в США, это закон и порядок в столице России.

Еще одной активной участнице протестов Юлии Галяминой тоже как-то сразу вспомнили все. На нее завели дело по "дадинской" статье 212.1 УК РФ. Раньше нам казалось, что этот абсурд после обсуждения в Верховном и Конституционном судах будет как-то неприлично применять в качестве правовой практики. Но нам так только казалось. Галямина неоднократно привлекалась к административной ответственности за участие в несогласованных акциях за последние 180 суток. Кроме того, депутата подозревают в том, что она в июле 2020 года "разместила в сети Интернет и социальных сетях публикации лозунгов различного содержания с призывом к участию 15 июля 2020 года в незаконном массовом мероприятии — несогласованном митинге в центре Москвы, на который пришло не менее 150 человек", заявили в СК.

Продолжилось давление и на правозащитников. Все лето шли суды по статусу иноагента правозащитного центра "Мемориал". Последним решением было повторное вынесение штрафа председателю общества Яну Рачинскому за отсутствие маркировки об иноагентах на сайте "Кадровый состав органов государственной безопасности СССР. 1935–1939".

Еще более безумным и жестоким стал приговор, вынесенный карельскому историку Юрию Дмитриеву. Правопреемники НКВД никак не могут простить историку, что он осмелился вспоминать о жертвах сталинского террора.

Таким образом, прошедшее лето еще больше развело народ и власть по разные стороны. Россияне смотрят на власть скептически, но пока не решаются это выразить в действии. Власть понимает, что их молчание не будет бесконечным, и готовится.