Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

Егор Седов: ГКЧП номер ноль (болгарский)

Про Румынию вспоминают - уже традиционно - в декабре. Ну, как же не вспомнить! - революция, свержение и казнь диктатора, начало демократизации... Правда, частенько забывается, что - самое-самое начало демократизации, при этом процесс был сильно осложнен. 

А вот к соседним странам такого внимания проявляется меньше. Например, к Болгарии - значительно меньше. "Умные" советские люди шутили про "Болгария - не заграница!" И были очень сильно не правы, такие шутки могут возникнуть только от полного незнания истории и реалий страны.

А между тем, там многое достойно удивления.

Попытки сталинистских переворотов кое-где случались. Довольно редко, но находились то тут, то там группировки, утверждавшие: после ХХ съезда СССР предал дело коммунизма, нужно резче и жестче! Обычно кивали на КНР с председателем Мао, реже - на Албанию. Как правило, такие группировки громили.

Но вот чтобы после падения коммунистического режима сталинистскую группировку реабилитировали как "диссидентов" и "борцов против системы" - такое было, кажется, только в Болгарии.

Смерть чехословацкого "вождя" Готвальда, застудившегося на похоронах Сталина, стала прологом к падению микро-Сталиных в странах советского блока. Вот и в Болгарии Вылко Червенков проиграл в "аппаратных играх" Тодору Живкову, державшемуся прокремлевского курса. Дальнейшее было предсказуемо: одобрение ХХ съезда, реабилитации, "хрущевская оттепель". 

Тодор Живков, бессменный лидер Болгарии с 1954 по 1989 гг.

Понятно, что не все "строители коммунизма" были с этим согласны, но сталинисты оказались деморализованными. Однако в октябре 1964-го, со свержением Хрущева, деморализация прошла. Возник заговор.

Вряд ли заговор был совсем уж антикремлевским. Заговорщики могли надеяться на то, что Брежнев и новое руководство СССР реабилитируют сталинскую политику. Но гораздо больше надежд они связывали с Востоком, с КНР и Северной Кореей. Один из главных заговорщиков, Цоло Крыстев, как раз незадолго до того работал в должности посла в КНДР.

Заговор вызревал довольно долго. И, что самое любопытное, никакой особой конспирации у заговорщиков не было. Не менее сотни высоких госчиновников были замешаны в этой группе. Причины были разными - кто-то и в самом деле поглядывал с симпатией на КНР, кто-то хотел просто независимости от Кремля, как в Югославии. Такая разномастность "стаи товарищей" наверняка предполагала "продолжение банкета" уже после того, как будет репрессировано прежнее руководство - как оно обычно и случалось.

Лидером группировки был Иван Тодоров-Горуня, занимавший пост замминистра сельского хозяйства. Пост не самый видный, однако важна его предыдущая партизанская биография - он участвовал в борьбе с правительством царя Бориса III. И связи в армии у него были наработаны немалые.

В репрессиях и палачестве Горуня замешан не был, а вот взгляды - химически чистая ненависть к любой либерализации. Похоже, имелась у него и конспирологическая теория с заговором мирового масонства против сил коммунизма во всем мире. К сожалению, такие персонажи не стали полной экзотикой и в нынешней России...

Переворот приурочили к пленуму ЦК Болгарской компартии в апреле, а конкретную подготовку развернули за два месяца до того - среди заговорщиков были командующий столичным военным округом и начальник канцелярии Минобороны (предполагалось, что он от имени министра обороны отдаст приказ о выдвижении к Софии танковой дивизии).

Живкова намеревались устранить, а Кремль... а что Кремль? Существовала же коммунистическая, но антисоветская Албания! Были слухи - возможно, это лишь фантазия заговорщиков, - что от посольства КНР обещана военная поддержка... 

Кончилось разгильдяйство заговорщиков так, как и должно было кончиться. Один из видных участников заговора решил втянуть в дело своего приятеля по партизанскому движению, начальника столичного управления МВД. А тот покивал - и донес начальству. Чем спас, но не Живкова, а себя, поскольку заговор уже давно контролировался КДС - местным аналогом КГБ. И вот после этого было принято решение о пресечении - есть мнение, что название "Операция "Дураки"" было придумано лично Живковым.

И за несколько дней до предполагавшегося пленума начались повальные аресты горе-заговорщиков.

Здание ЦК Болгарской компартии в Софии, которое предполагалось окружить верными заговорщикам силами

Бескровной операция не стала. Тодоров-Горуня предпочел оставить записку ("Живым в руки врагов партии я не привык сдаваться. Я окружён. Умру, но не сдамся") - и застрелиться. (Официально пришлось потом сообщить - "в состоянии депрессии"). Впрочем, есть совсем иная версия: не застрелился, а был убит при задержании. Это косвенно подтвердила и эксгумация в 1990-м - имелись несовпадения с официальным заключением о смерти. 

Прочие заговорщики были арестованы, девять человек - осуждены. Впрочем, сроки были, во всяком случае, по сталинистским меркам, не самыми жестокими - 8-10 лет. Сами события (утаить их было невозможно) зачем-то списали на "провокацию ЦРУ".

Гораздо больше было исключенных из партии, пониженных в звании, лишившихся должностей.

Попытка переворота доставила немало неприятностей Тодору Живкову, ежедневно изучавшему доклады о ходе расследования, но он от них вполне оправился. И продолжил прокремлевский курс, колебавшийся с линией партии  (КПСС). Даже в "перестройку-демократизацию", в отличие от Чаушеску или чехословацкого Милоша Якеша, успел слегка поиграть. А потом наступил очень неприятный для коммунистических правителей 1989 год...

1989-й, демонстрация в Софии. Христианский лозунг соседствует с портретом Живкова за решеткой...

Полное наплевательство на конспирацию - первая странность истории Болгарского ГКЧП номер ноль". А вторая случилась как раз тогда, когда Тодор Живков лишился занимаемых постов.

Почти сразу же с софийскими митингами за демократию в родной для Тодорова-Горуни Врацкой области прошли иные митинги - за реабилитацию уважаемого земляка. И новое руководство предпочло откликнуться. Сталинистом он был или нет - не так и важно, главное, боролся против Живкова. Герои-диссиденты требовались срочно!

В июне 1990-го "группу Тодорова-Горуни" полностью реабилитировали. Оказывается, действия заговорщиков были "общественно необходимыми", поскольку они выступали за свержение диктаторского режима. Так оно, конечно, и было - правда, в случае их победы диктаторский режим с пытками и казнями стал бы таким, что Живков показался бы почти либералом..

Кстати, часть из них до реабилитации дожили, хотя в политике, понятное дело, никак себя уже не проявили. Их время ушло - в любом случае. Да и самой Народной Республике Болгарии, строящей "демократический социализм с человеческим лицом", оставалось всего несколько месяцев - еще чуть-чуть, и она стала просто Республикой, устремившейся (как оказалось, вполне успешно) в Европу. Вряд ли ЕС и НАТО вызвали бы восторг заговорщиков в 1965-м...

Но как же неисповедимы судьбы, прижизненные и посмертные! Живкову пришлось отсидеть в тюрьме, выпущен он был незадолго до смерти. А его погибший противник-сталинист был реабилитирован, хотя и не стал знаменем для каких-либо значительных сил...

А еще имперцы говорили - "не заграница"! Да очень даже заграница - более чем необычная для нас.