Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

12.10.2021
Укреплению рубля обождите радоваться

Нынешний октябрь выдался довольно мягким для российской валюты. Рубль растет. Но граждане не спешат сдавать накопившиеся запасы валюты, доверия к рублю и в целом к российской экономике никто не испытывает.

Одной из причин такого поведения является память (уже почти генетическая) о событиях 11 октября 1994 года.

В тот день российская валюта за один день потеряла 38% в стоимости относительно доллара. Курс доллара вырос с 2833 до 3926 рублей за доллар.

Не то чтобы до этого россияне твердо верили в российскую экономику, но такого обвала никто не ожидал. Ситуация на бирже вызвала панику.

Уже к четвергу курс доллара вернулся на прежние позиции, составив 2994 рубля за доллар. Но за это время паника охватила всю страну.

Магазины закрылись, чтобы в срочном порядке пересчитать цены на новый курс. То, что было куплено вчера за валюту, не могло быть перепродано сегодня за рубли по вчерашнему курсу. Граждане штурмовали обменные пункты в надежде купить хоть немного валюты и хоть как-то сберечь заработанные деньги. В обменниках курс доллара вырос до 4900 рублей.

Заявления чиновников о том, что для паники нет никаких оснований, вызвали в народе, обжегшемся на ваучерной приватизации и финансовых пирамидах, угрюмое убеждение в том, что реабилитации рубля в ближайшее время ждать точно не приходится. Недоверие россиян к родной валюте и чиновникам грозило тем, что паника обрушит всю экономику в целом.

Ситуация требовала срочной валютной интервенции. Но именно в этот момент у Центробанка не нашлось резервов для продажи.

Обвал произошел на фоне общей экономически трудной ситуации в стране. Продолжался экономический спад, безработица росла, росла инфляция. Хронически не собирались налоговые сборы, рынок оставался по большей части теневым. Объем ВВП сократился на 15% с начала года, а размер бюджетного дефицита превысил 5% от ВВП. Экспорт (в основном энергоресурсов) значительно сократился. Сохранявшаяся при этом высокая ставка ЦБ не поощряла банки давать кредиты, что стопорило развитие малого и среднего бизнеса и развитие экономики в целом.

При этом власти позволяли себе лишние траты из бюджета, а на удержание курса рубля ЦБ тратил валютные резервы, проводя интервенции. По мнению многих экспертов, Банк России неоправданно завышал курс рубля.

Валютный рынок существовал в стране лишь второй год, механизмы регуляции еще не были толком сформированы, и такой удар по нему не мог пройти бесследно. Требовалось срочно разобраться в ситуации и, конечно, найти виновных.

Борис Ельцин назвал произошедшее "попыткой финансового путча". Совет безопасности признал обвал "чрезвычайным происшествием, представляющим угрозу безопасности России".

В Генпрокуратуре заявили, что падение курса произошло в результате преднамеренных действий ряда коммерческих банков. Это мнение поддержали многие эксперты. Сыграв против российской валюты, банки заработали на ажиотаже. ЦБ пытался удержать курс рубля, в то время как банки пытались продавить курс рубля в сторону снижения. Но на удержание требовались значительные интервенции, на которые у ЦБ не было резервов. Тогда в ЦБ позволили обрушить курс рубля, чтобы затем нормализовать рынок и прекратить давление со стороны спекулянтов.

Немногие банки, оказавшиеся готовыми к обвалу, получили десятки миллионов долларов прибыли. Мелкие банки разорились. Доказать факт сговора крупных игроков так и не удалось.

В докладе, подготовленном специальной комиссией, был оглашен следующий вердикт: основной причиной обвала является "раскоординированность, несвоевременность, а порой и некомпетентность решений и действий федеральных органов власти".

В отставку были отправлены председатель ЦБ Виктор Геращенко и исполняющий обязанности министра финансов Сергей Дубинин.

Дубинин жаловался, что оказался виноватым случайно:

"Центробанк ушел с рынка! До того он сдерживал курс, а потом отпустил. Причем с Минфином, со мной — и.о. министра — это даже не согласовали. Уже потом вычислили, что "черный вторник" и случился потому, что Центробанк вовремя не провел интервенцию в момент скачка спроса на доллары".

Сам Геращенко заявлял, конечно, о своей невиновности. "То, что случилось 11 октября 1994 года, должно было случиться.

Причиной обвального падения российской валюты стала фундаментальная слабость российской экономики, которая вызвана чрезмерным падением производства. Да к тому же следует признать, что мы развитие ситуации слегка прозевали, просмотрели, и скачок курса пришелся на момент, когда резервов оставалось всего 300 млн долларов…"

— объяснял Геращенко в воспоминаниях, собранных публицистом Николаем Кротовым.

Тем не менее, как отмечал экономист Евгений Ясин, Центробанк все-таки был отчасти виноват в произошедшем, неоправданно завысив курс рубля. С января по август курс российской валюты по отношению к доллару снизился на 47%, а цены за этот же период выросли на 61%. Импорт в долларах становился дешевле, и у людей возникла иллюзия благополучия, которого на самом деле не было. "Вроде все хорошо, хотя профессионалы должны были бить тревогу", — пишет Ясин.

"Главная вина в этом кризисе лежит на Центробанке и тогдашнем его главе Викторе Геращенко.

Он исповедовал такую идею: нужно обязательно поддерживать деньгами предприятия, в том числе убыточные. Произошел скачкообразный рост денежной массы.

Конечно, ходили разные слухи. Говорят, что человек, который занимался валютными торгами, не нашел Геращенко, а Геращенко не нашел его. В результате интервенции были проведены в недостаточном объеме", — считает бывший министр экономики России Андрей Нечаев, ушедший с поста за полтора года до описываемых событий.

К 14 октября курс вернулся почти к тем же значениям, а и без того незначительное доверие к родной валюте — нет.

Произошедшее многим казалось спланированной махинацией по массовому отъему денег у граждан и бизнеса, капиталы с удвоенной силой рванули прочь из страны. Доллар окончательно утвердился в качестве основной расчетной единицы в стране — если семечек купить, то это можно сделать и за рубли, но если что-то серьезное, скажем, ремонт в квартире, то это только за доллары.

Многие магазины, пересчитав цены на новый курс, "забыли" пересчитать их обратно.

Хуже всего обвал отразился на банковской сфере. Не выдержали скачек на курсах и разорились мелкие банки, не готовившиеся к обвалу. Кроме того,

обвал 1994 года стал одной из причин кризиса на межбанковском рынке в 1995 году. Возникший дефицит ликвидных средств достиг пика в августе 1995 года. Тогда рынок межбанковского кредитования просто встал.

Утратив доверие к рублю чуть больше, чем полностью, банки неохотно выдавали кредиты мелким организациям.

В заключение стоит вспомнить, что словосочетание "чёрный вторник" появилось не в 1994 году, а 22 сентября 1992 года, когда за день доллар вырос сразу на 35,5 рубля — с 205,5 до 241 рубля. Конечно, для 1992 года это было понятно, страна только-только отказалась от государственного регулирования курса валют. Но никаких уроков тогда, видимо, извлечено не было.

"Черный вторник" 1994 года стал не только не первым, но и не последним — обвал повторился и в декабре 2014 года.

Как и в предыдущий раз, все началось с повышения ставки Центральным банком России. Решение было спровоцировано страхом девальвации и инфляции. Доллар подорожал на 20 рублей, но позднее, как и в 1994 году, курс практически вернулся к прежним значениям.

Но, в отличие от ситуации 1994 года, в данном случае обвал стал началом более серьезного финансового-экономического и валютного кризиса в России. Этот кризис никуда не делся за прошедшие годы, а только усилился. Внешне экономическая ситуация, обусловленная во многом внешней политикой российского руководства, не способствует притоку валюты в страну.

При этом власти тратят средства на раздутый по меркам российской экономики ВПК, масштабные проекты вроде строительства Керченского моста и космодрома Восточный, социальные выплаты для укрепления имиджа президента. Центральный банк продолжает печатать деньги и раздавать деньги. Тем временем в стране растет инфляция, растет безработица, в экономике происходит стагнация, малый и средний бизнес находятся в загоне. Тем не менее российское правительство не готово отказаться от своих имперских амбиций.