Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

Егор Седов: А на кладбище все спокойненько — и полный порядок (к статье Александра Немца)

Есть ложь, есть наглая ложь — и есть статистика.

Это так, в качестве эпиграфа. Разговор не только о статистике — хотя и о ней, родимой.

Потому что увидел очередные славословия в адрес Китая. Давайте уточним: есть два государства, именуемые Китаем. Одно — союзник по Второй Мировой, прошедшее очень сложный путь от весьма жестокой диктатуры к демократии. Ныне оно занимает остров Тайвань. Его я и называю словом "Китай". А есть жесточайшая тоталитарная диктатура с большевистским душком, узурпаторский режим — краснофашистский. Это — КНР. Лучше так континентальный Китай далее и именовать — чтобы не перепутать.

И вот славословия раздаются именно в адрес КНР. Цитирую Александра Немца:

"Исключением (среди крупных стран) является только Китай, проводящий политику "нулевой толерантности к коронавирусу" ("Не отдадим вирусу ни одного человека, пусть сдохнет с голоду!"). Да, в Китае нет формальной демократии. Зато в Китае есть мощный интеллект. И интеллектуалы всем командуют. Получается неплохо".

Угу, формальной демократии там нет. Наверное, есть фактическая? Ну, мы знаем, какая там фактическая демократия: как командующие всем в КНР интеллектуалы вводят социальный рейтинг, как эти интеллектуалы не выпустили из тюрьмы нобелевского лауреата Лю Сяобо, приравняв себя к своим предшественникам, подобным же интеллектуалам из третьего рейха. Как те интеллектуалы передавили танками живых людей на площади Тяньаньмынь, а за десять лет до того зверствовали над гражданскими в оккупированных районах Вьетнама в ходе "Первой коммунистической войны", мы тоже не забыли. Это вообще неплохо — иметь долгую память на злое.

Ну, раз они так поступают с чужими, с теми, кого считают врагами, так и со своими — короткий разговор. Общественное благо, коллективизм — превыше всего!

Вот сообщение за ноябрь. В толерантных к КНР "Вестях":

"Жительница городского округа Шанжао написала в соцсети Weibo, что местные власти велели всем резидентам ее жилого комплекса изолироваться в местном отеле без домашних животных. В тот же день она наблюдала за питомцем через камеру. И увидела, как работники в защитных костюмах вошли в ее квартиру, забили собаку (СNN уточняет породу — корги) железным прутом, а затем унесли в пластиковом пакете. История вызвала бурное возмущение. Администрация региона извинилась, служащих перевели на другие места.

В конце сентября не менее бурно в Китае обсуждалась история с усыплением трех кошек, которую жительница Харбина тоже рассказала в Weibo. Женщина с положительным анализом на коронавирус была госпитализирована, анализы ее кошек тоже оказались положительными. Несмотря на мольбы хозяйки, ее любимиц усыпили".

Вот так. Правда, извинились. После шума в соцсетях. А живодеры будут продолжать свою "работу" где-то — возможно, там, где соцсети не столь развиты.

Год назад, во время истребления норок в Дании, — помните, многое тогда делали круглые испуганные глаза, очень похожие на греческую букву "омикрон", — я уже об этом говорил:

О какой "единственной жизни" может идти речь, если ради "наименьшего из зол" добровольно отбрасывается достоинство?

И еще — можем повторить:

"А если завтра во имя "спасения единственной жизни" вам санитарно повелят расстаться с собакой / кошкой, что вы станете делать?! ...А о том, что единственная жизнь-то, возможно, останется, вот только слово "человеческая" к ней будет уже неприменимо, сказать забудут..."

Так вот: где та "красная черта", за которой коллективизм, "коллективное благо" не будет иметь приоритета даже для самых напуганных? Она проходит по жизням домашних любимцев, членов семьи? Если они остались за "красной чертой", то как бы за ней же однажды не очутиться вашим детям...

Не, ну а что — представим немыслимый рассказ из жанра "фантастика — антиутопия": скажут очередные белохалатные "интеллектуалы" что-то наукообразное, что на человеческий переводится "Принесите-ка мне ваших детушек..." — и... У писателя Юрия Нестеренко есть хороший рассказ на эту тему: очередной страшноужасный вирус распространяли кошки — ну, людям так сообщили. Истребление потребовало сил и средств — народ сопротивлялся, были бунты и партизанщина. Но — справились во имя общего блага. А потом вирус быстро мутировал в "детский". И уже не было сопротивления: не стало бунтарей, людей с собственным достоинством. Человечество расчеловечилось, стало овечеством. И Земля превратилась в хоспис со стареющими людьми, слабо надеющимися на то, что "ученые вот-вот изобретут средство, вот-вот..." — и злобно поглядывающими друг на друга: а не решилась ли соседняя пара завести этих самых?.. Черная фантастика? Надеюсь, что она таковой и останется.

Видите ли, в чем дело. Нас сейчас — 7 миллиардов. Кстати, на этом фоне цифры даже по заболевшим, среди которых наверняка много бессимптомных (были в древнем Египте обращенные в рабство пленники — "живые убитые", а 21-й век выдумал не менее замечательное понятие "больные здоровые"), не выглядят катастрофическими.

Так вот, через 100 лет от этих 7 миллиардов не останется практически никого. Даже при самом мирном и самом светлом развитии событий на Земшарии.

И вот стоит ли тогда изображать из себя персонажей шефнеровской "Лачуги должника", получивших бессмертие — но с оговоркой, что на травмы и эпидемии их дар не распространяется? Во-первых, мы — не они, таких вот коварных инопланетных даров не получали (согласно преданию, есть один бессмертный, но почему-то, согласно тому же преданию, это не поощрение для него — совсем нет!). А во-вторых, там, в "Лачуге должника", бессмертные очень быстро и очень плохо кончили. Именно из-за этого своего "бессмертия".

Но достаточно пока аналогий. Просто — можно существовать, всего опасаясь, "верить науке" (те, кто такое пишет, даже не задумываются, что именно они пишут). И потом рассказывать внукам, что когда-то (ну, вот-вот) возвратится старый добрый — исчезающий в воспоминаниях — мир. Можно. Только это не будет жизнью. Это будет существованием белковых тел. Еще пока двигающихся тел, раскрывающих рот, даже на что-то надеющихся. Но

жизнью-то это не назовешь... Кладбищем — пожалуй. На кладбище все спокойненько. Там как раз порядок — ну, почти как в КНР. Полный порядок — пока очередной злейший враг кладбищ Мистер Застройщик лапки туда не протянул.

А жизни присущи и порядок, и хаос.

Теперь — о статистике. У меня есть некоторое недоверие (обоснованное опытом) к людям, выскакивающим в медиа из ниоткуда, словно чертики из табакерки. Были такого рода адвокаты году в 2011/12, и их же в 2014-м тоже не забываем. Теперь есть независимые статистики и демографы. Служил-служил человек режиму, а потом как возмутится — да как пойдет раздавать независимые интервью, а в них — жуткие цифры, совсем не те, что озвучивает официоз... Но это пока что — только смутные подозрения.

Но вот не они. Вот приводит цифру Александр Немец:

"Согласно довольно точным оценкам Economist Intelligence Unit (EIU) и других серьезных аналитических структур, в мире от коронавируса на самом деле умерло около 16,6 миллиона человек".

"Довольно точным" — это как? Как считали? Тут может быть несколько версий: например, средние цифры по Европе экстраполируются на развивающиеся страны. Где люди почему-то болеют гораздо меньше. Или же "серьезные" (как и независимые статистики) берут показатели сверхсмертности — и добавляют. Раз в мире пандемия, стало быть, сверхмертность — именно от нее? Для людей, не обученных логике, так и будет. "Человечество должно испугаться", — сказал один из идейных вдохновителей истерики Нассим Талеб. Вот и пугают.

Между тем сверхсмертность может быть связана и с "мерами", и с испугом. С отложенными операциями. С обращениями к докторам на поздних стадиях тяжелых заболеваний. С развалом "оптимизированной" медицины. С последствиями того самого пугания в форме давления и инфарктов. А есть еще одна причина — если когда-то случился беби-бум, то лет через 70 появится и повышение смертности. Причин-то может быть огромное количество.

Я уже не говорю про эти анекдоты: при ограблении банка застрелили грабителя, при вскрытии у него нашли коронавирус — и записали, что этот здоровый амбал скончался от ковида. Это анекдоты, но — с некоторой долей правды...

"Омикрон сильно поражает и молодых, 20-летних и 30-летних", — пишет господин Немец. Возможно. А где реальная статистика смертности по "омикрону"? Нету ее — во всяком случае, пока. Мало ли кого что поражает. Меня, например, почти ежегодно поражает грипп. Иногда — очень сильно. Самый обыкновенный (а может, "птичий" или "свиной" из прошлой ВОЗовской пугалки). Но это — нормально.

Кстати, а как дела в Индии, о которой тоже упоминает автор? А там... все более-менее в порядке! И уже давно. Была резкая вспышка, разнесенная СМИшниками — и всё.

Ну что, возражения уважаемому автору пора закруглять? Благо к последней части его колонки никаких возражений нет — и быть их не может: "уровень доверия лично к Путину населения РФ в целом ("все возрасты") упал". На сколько именно процентов, сказать сложно, но я предпочитаю доверять не статистике и не соцопросам, а глазам, ушам и обывательскому здравому смыслу. И давно уже говорю то же, что и уважаемый Александр Немец.

Но завершить все-таки хочу не этим. Раз уж пошли литературные аналогии, то пусть будет другой Александр — Галич:

"И все-таки я, рискуя прослыть

Шутом, дураком, паяцем,

И ночью и днем твержу об одном:

Не надо, люди, бояться!

Не бойтесь хвалы, не бойтесь хулы,

Не бойтесь мора и глада,

А бойтесь единственно только того,

Кто скажет: "Я знаю, КАК НАДО!"

Кто скажет: "Идите, люди за мной!

Я вас научу, КАК НАДО!"