Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

14.01.2022
Как это делали в Союзе

Уже к 1960-м в США понимали, что СССР слаб и не способен противостоять США по количеству как обычных вооружений, так и ядерных. Все заявления советских вождей о мнимом паритете были дутыми. Советские ракеты были не таким точными и не такими дальними, как утверждали в коммунистической прессе.

К 1960 году Запад имел до 5000 ядерных боеголовок, СССР только 300 (именно триста). И размещая свои силы в Европе и Турции, НАТО недвусмысленно показывал, что прекрасно знает о своем превосходстве. Ракеты "Юпитер" из Турции доставали до любого города СССР в европейской части страны. Никакой ответный удар не мог гарантировать СССР победу или хотя бы возможность нанесения несопоставимого ущерба в случае войны. Эти обстоятельства позволяли Западу говорить с Советами с принципиально других позиций.

СССР искал пути решения этой проблемы в усилении контактов с Кубой. Но здесь следовало торопиться, пусть и провалившаяся операция в заливе Свиней заставляла понять, что США не намерены мириться с существованием коммунистов у себя под боком. Следующая операция может быть спланирована гораздо лучше и привлечены к ней будут не эмигранты, а профессионалы из американских вооруженных сил.

К 1962 году США были уже всерьез озабочены активностью Советов на острове Свободы. Объем грузоперевозок значительно вырос. Советские корабли везли контейнеры с маркировкой "трактор-экспорт" или "агроэкспорт", но ящики обшивались изнутри листами железа и их невозможно было просветить, а осадка советских судов свидетельствовала о том, что грузы имеют значимый вес. На случай проверки или захвата капитаны судов имели инструкции затопить суда вместе с грузом.

В США понимали, что перевозка ракет и техники должна сопровождаться переброской значительного количества войсковых частей. Но засечь переброску рядового состава не удавалось. США завели широкую сеть информаторов практически во всех портах Атлантики и портах СССР. Агенты пытались незаметно сфотографировать корабли и поболтать с матросами. На глазах одного из таких информаторов секретный груз при погрузке сорвался с тросов и из разбившихся контейнеров посыпались полушубки, лыжи, валенки. Судно действительно перевозило советских солдат. Но те из них, кого информатору удалось "угостить пивом", были уверены, что следуют на Камчатку, служить на новой базе. Точный маршрут до конца не знали даже капитаны кораблей.

Действительно, в США обладали информацией о строительстве нового укрепрайона на реке Анадырь. Но странным казалось то, что прямо в порту была организована странная операция: солдат загоняли в палатки в военной форме, а выходили они уже одетые по "гражданке". К чему вдруг такая секретность для службы в отдаленном районе на собственной территории?

И все же в ЦРУ не могли поверить, что советских солдат в неимоверно тяжелых условиях перевозили на Кубу, спрятав под палубами. Бойцам советской армии приходилось терпеть жару до 50 градусов в стальных коробках корабельных трюмов, спать на трехъярусных нарах, жить долгое время всем вместе по несколько сотен человек на сильно ограниченном пространстве. Сказывался дефицит пресной воды.

Все створки были закрыты, чтобы из портов и с проходящих мимо судов их не могли заметить. С момента входа в Атлантику над кораблями постоянно кружили бдительные американские самолеты.

Некоторые военнослужащие так и не увидели заветной "базы на Камчатке". Их хоронили, сбрасывая за борт.

Военным специалистам, перевозившим ракетное топливо и ядерные заряды, также "повезло", им пришлось все время транспортировки дышать гептилом. Некоторые из них получили лучевую болезнь. Специальные условия для перевозки на борту советских "торговых судов", да и потом на самом острове, создать не удалось.

Обо всем этом ЦРУ так и не узнало. Советские суда путем подкупа местных чиновников смогли избежать проверки трюмов в Турции и других странах. Попытки провести подобный бесчеловечный опыт над собственными морскими пехотинцами убедили американцев, что незаметно доставить значительное количество войск на Кубу невозможно. Но именно таким образом советское командование смогло доставить более 40 тысяч солдат и офицеров.

Однако действия СССР на Кубе не переставали внушать опасения. После потери самолета Фрэнсиса Пауэрса над СССР США временно прекратили полеты и над Кубой. Но сложная обстановка заставила возобновить авиаразведку.

В результате один из служащих ЦРУ по анализу фотографий Дино Бругиони отметил на одной вроде бы неприметной фотографии территории Кубы странную деталь. При строительстве новой дороги инженеры заложили очень уж широкий поворот. Кроме того, трасса была серьезно укреплена щебнем, как будто по ней собирались проводить тяжелый транспорт, перевозящий очень тяжелые грузы. Такой поворот мог бы пригодиться для большегрузной техники с длинным прицепом, но таких грузовиков на Кубе просто нет. А вот в СССР есть. И перевозят эти "рефрижераторы" не свиные туши, а ракеты средней и малой дальности.

Теперь следовало искать сами ракеты.

Сначала американским пилотам удалось заснять систему обороны из ракет "земля — воздух" Р-2 (SS-2 по классификации НАТО). Сами эти ракеты были оперативно-тактическими, то есть не несли ядерного заряда. Но их количество и расстановка ясно давали понять, что они прикрывают от удара более значимые цели.

В итоге одному из самолетов удалось заснять вблизи таинственной трассы объекты, похожие на пусковые установки, и вытянутые продолговатые предметы. Фотографии были размытыми, но эти продолговатые предметы при были сопоставлены со снимками американского дипломата, сфотографировавшего на параде на Красной площади советские стратегические ракеты Р-12 (SS-4 по классификации НАТО), и все сомнения отпали. Это уже серьезная угроза. Р-12 имели радиус поражения 2080 км и могли поразить Вашингтон, штаб стратегического командования в Небраске и практически всю восточную часть США. Позже команде Бругиони удалось идентифицировать также ракеты, дальность которых составляла около 3500 км, — это означало, что под ударом оказалась практически вся территория США. Для ЦРУ стало очевидно, что советы разместили на Кубе вооружение, которое коренным образом изменило расклад сил.

Кроме того, значимую информацию удалось получить от бывшего полковника ГРУ Олега Пеньковского, рассказавшего о ракетах Р-12. В ЦРУ знали, как эти ракеты выглядят, и могли их идентифицировать. Именно Пеньковский рассказал американцам, что эти ракеты, ранее считавшиеся обычным вооружением, могут нести и ядерные заряды.

На срочном совещании у президента министр обороны США Роберт Макнамара требовал нанести немедленный удар по установкам с фотографий до того, как они будут развернуты. Президент Кеннеди медлил с приказом о начале боевых действий, но отдал приказ о блокаде Кубы. Военные корабли США блокировали Кубу, не пропуская к ней советские корабли. Дальнейшая доставка военной техники и в особенности ракет была сорвана.

Советский контингент на Кубе оказался отрезан и лишен всякой связи с Родиной. Для подавления небольшого по меркам полномасштабных военных действий советского гарнизона США выделили чуть ли не целую воздушную армию.

К участию в операции по захвату острова в первые же сутки должны были приступить до полумиллиона военнослужащих США из всех родов войск. Первые части морской пехоты уже стояли по ту сторону Панамского залива, готовые к отправке. Предполагалось также, что по острову, в случае неудачи операции по захвату, будет нанесен ядерный удар.

Оставшиеся на Кубе фактически в изоляции советские военнослужащие действовали по своему усмотрению. В советском гарнизоне была объявлена военная тревога, ракеты были заряжены ядерными зарядами и направлены на США.

Как минимум одна ракета была уже готова к нанесению удара в тот момент, когда Макнамара в Овальном кабинете уговаривал Кеннеди нанести удар по советским силам на Кубе. Советская авиация на Кубе готовилась применить ядерные заряды против наступающих войск.

Четыре подводные лодки СССР с ядерными боеголовками направились к Кубе. Три из них американцам удалось выследить и заставить всплыть, но одна из них прошла, став дополнительной угрозой для США.

Особенно опасной ситуацию делало то, что многие ядерные запасы находились в распоряжении не самого высокого командования. Нервный срыв у капитана подводной лодки или командира ядерной установки на Кубе мог привести к началу войны. Любая атака могла стать началом апокалипсиса.

Так, 27 октября над островом, вопреки распоряжениям из Москвы, был сбит американский самолет-разведчик U-2. В этот же момент другой U-2 сбился с курса над Сибирью. В США это производило впечатление начала общей операции. Но и в СССР, узнав о сбитом самолете над Кубой, были крайне обеспокоены, многие из советских руководителей прошли вполне себе реальную войну и совсем не хотели начинать новую.

Советскому офицеру, сбившему разведчика, сообщили телеграммой, что он "поторопился". Сбитый самолет мог легко стать началом боевых действий с применением ядерного оружия.

Самолеты НАТО и Восточного блока увеличили количество вылетов у самых границ, готовясь к нанесению ударов, в том числе и ядерных. В море вышли корабли, подводные лодки обеих стран. Армия Варшавского договора готова была обрушиться на Западную Европу. Превосходство в силах, по мнению военных аналитиков, гарантировало, что в течение максимум месяца коммунисты выйдут к Ла-Маншу.

В Овальном кабинете генералы срывались на крик, убеждая президента Кеннеди начать войну немедленно. Тем не менее президент решил продолжить блокаду и пойти на переговоры с Хрущевым. Орал ли кто-нибудь на Хрущева — неизвестно.

На переговорах с Кеннеди советский министр иностранных дел Андрей Громыко не признал, что размытые пятна на снимках могут быть идентифицированы как ядерные ракеты.

Но уже на заседании Совбеза ООН посол США Андре Стивенсон фактически заставил СССР признать наличие наступательного вооружения на острове. Стивенсон спросил у советского посла Зорина:

— Будете ли вы отрицать, что Советский Союз размещает наступательное вооружение на Кубе, да или нет?

— Вы получите ответ в свое время, — ответил Зорин.

— Я готов ждать ответа хоть до второго пришествия, — ответил американский посол, протягивая руку к занавешенному стенду у себя за спиной. Сорвав покров, Стивенсон продемонстрировал размещенные на стенде фотографии советских ракет. Эти снимки уже были настолько четкими, что на них можно было различить людей у пусковых установок.

Таким образом, США продемонстрировали оправданность своего решения о блокаде Кубы для сохранения национальной безопасности.

27 октября к линии блокады подходили советские суда "Юрий Гагарин" и "Климовск", перевозившие ракеты и оборудование. Корабли шли в сопровождении подводных лодок. Американцы готовились атаковать в случае попытки прорыва блокады. Советские подлодки готовились принять бой, используя все доступные им средства. Удар по лодкам или кораблям неминуемо привел бы к началу боевых действий.

Не доходя до линии блокады, корабли остановились. Началось мучительное для обеих сторон выжидание. Затем советские корабли получили телеграмму отойти на сто миль.

Несмотря ни на что, СССР в итоге смог доставить на Кубу 40 баллистических ракет мощностью по 1 мегатонне, более 40 тысяч человек и значительное количество техники, включая авиацию, оснащенную бомбами с ядерным зарядом. Момент удара по советским установкам был упущен, многие из них были уже развернуты. Это заставляло президента Кеннеди надеяться на переговоры.

Первыми к примирительному тону пришли в Москве. Личным обращением к американскому президенту Хрущев предложил убрать ракеты с Кубы, если США уберут свои ракеты из Турции и откажутся от планов захвата острова.

Как известно, в результате переговоров СССР действительно убрал ракеты с Кубы. США гарантировали, что не будут вторгаться и снимут блокаду. Также США обещали убрать ракеты из Турции, если эта часть соглашения будет сохранена в тайне. Хрущеву было дано 24 часа на размышления. Он согласился.

Это дало передышку Советскому Союзу. Паритет был восстановлен, что позволило СССР нарастить ВПК, создать значительное количество межконтинентальных ракет, ставших серьезным средством сдерживания. В то же время раздутый ВПК, то есть те же самые ракеты, стали серьезной проблемой для советской экономики и в итоге похоронили Советский Союз. Больше повезло режиму на Кубе: немного изменившись, он существует до сих пор. Войны не случилось.

Официально на кладбище в Гаване лежит 69 советских военнослужащих. Они погибли от малярии и работы с ядерными запасами и ракетным топливом без должной защиты. Сколько всего жертв неслучившейся войны, никто не знает.

В отличие от Советов, современный российский режим, также добившийся окружения со всех сторон странами, желающими ему скорейшей смерти, никаких ракет никуда не переправил. И еще вопрос, может ли это сделать. Все подобные попытки будут, безусловно, пресекаться самым жестким образом.

В отличие от СССР, сначала разместившего ракеты, а затем заявившего свои требования, путинский режим сразу начал с угрожающих деклараций.

Да и с партнерами дела у России обстоят гораздо хуже. Варшавский блок сократился до размеров ОДКБ, верность членов которого в случае большой угрозы вызывает сомнения.

Куба после смерти Фиделя Кастро взяла курс на сближение с США. Сейчас на острове Свободы размещена база США, туда начали проникать американские товары, началась хоть и медленная, но демократизация. России остается неспокойная и голодная Венесуэла, которую придется содержать для обеспечения безопасности собственных баз в этой стране.

Все попытки разогнать ВПК на создание большого количества оружия сдерживания упираются в экономическую несостоятельность режима.

В отличие от СССР, имевшего хоть какой-то запас экономической самостоятельности, Россия, плотно включенная в мировой рынок в качестве источника ресурсов, с трудом противостоит даже не самому сильному санкционному давлению. В таких условиях все попытки реанимировать фантомные страхи Карибского кризиса больше похожи на попытку запугать от безысходности.