Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

Игорь Яковенко: Дно путинской прессы, где в представлены самые низменные атавистические комплексы

"Любите "Комсомолку". Берегите Дарью. Потому что без нее будет скучновато", - таким обращением к аудитории завершил глава российского МИД Сергей Лавров свое большое интервью "Комсомольской правде" от 17.12.2018. "Берегите Дарью" - это про сотрудницу "КП" Дарью Асламову, которая была главной собеседницей Лаврова и задавала тон на протяжении всего полуторачасового разговора.

"Комсомольская правда" - это гибрид "Штурмовика" Юлиуса Штрейхера и "Фёлькишер беобахтер" Альфреда Розенберга. Дно путинской прессы, где в гротескном виде представлены все самые низменные имперские, милитаристские и прочие атавистические комплексы. Самая массовая газета России. Интервью Лаврова "Комсомолке" было задумано как разговор власти с народом, в ходе которого народ жаждет крови, поскольку его терпение уже на исходе, а власть мудра и терпелива, и вообще, она у нас в России – единственный европеец.

Роль "народа, жаждущего крови" с удовольствием взяла на себя Дарья Асламова. "Украина – государство с нацистским режимом. Дел мы с ними иметь не будем, потому что нельзя иметь дело с Гитлером", - заявляет Дарья Асламова, после чего требует от Лаврова ответа от имени возмущенной общественности, у которой накипело: "Почему мы официально не признаем его (украинское государство) нацистским?". – "Что значит официально?" - вопросом на вопрос отвечает Лавров.

"Я считаю, что нацистский режим вообще нужно воевать. Потому что они ввели против нас военное положение. Они нападают на наши корабли", - излагает свой народный взгляд на дипломатию Дарья Асламова. – "Воевать с Украиной мы не будем, это я вам обещаю", - успокаивает буйную сотрудницу "КП" Лавров. И тут же дает развернутую характеристику ситуации в "братской" стране: "Мы не воюем с украинским режимом. С украинским режимом, который имеет все черты нацистского и неонацистского, воюют русскоязычные граждане, которые живут на Донбассе".

Итак, позиции сторон, то есть, "народа" в лице Дарьи Асламовой и "власти" в лице Сергея Лаврова сформулированы с предельной четкостью. Они едины в том, что Украина – нацистское государство. Когда бред про "нацистский режим" в Украине, где правительство возглавляет человек по фамилии Гройсман, а у "фюрера" Порошенко нет устойчивого большинства в парламенте, несет Дарья Асламова или "эксперты" у Соловьева, это одно. Когда тот же бред в тех же выражениях повторяет глава российского МИДа – это совсем другое.

Это психологическая обработка населения и формирование установки на то, что война против Украины – есть вещь практически неизбежная и морально полностью оправданная. В этом смысле позиция Асламовой выглядит намного более целостной, непротиворечивой, логичной и последовательной. Если у тебя в соседях "государство с нацистским режимом", то война с ним неизбежна и полностью оправдана. Тут же следует отсылка к тому историческому событию, которое играет  в российском общественном сознании абсолютно сакральную роль – к войне 1941-45 годов. "Не допустить ошибки Сталина, "поверившего" Гитлеру и пропустившего начало войны!" - слышится сквозь слова Аслановой вопль коллективного бессознательного аудитории "Комсомолки". "Если драка неизбежна, надо бить первым", - звучит в ушах россиян голос фюрера из питерской подворотни.

Дарья Асламова нападает на Лаврова, практически открыто обвиняет его в нерешительности и мягкотелости, порой доходит до личных выпадов: "Что же вы такие битые мальчики? Отвечать надо!". "Где наше достоинство?!". "На нас возят воду постоянно!". "Почему мы не обидчивые?". Все это в русле требований разорвать отношения с Украиной, напасть на нее, выйти из Совета Европы, задушить Грузию "костлявой рукой голода". Асламова старательно расчесывает заскорузлые мифы о "великодушной России", которая кормит весь мир, а сама живет впроголодь. "Если Грузия живет за наш счет", - возмущается Асламова, - "она же взвоет, когда у них просто нечего будет жрать, извините".

Упреки власти в недостаточной жесткости, недостаточной агрессивности, недостаточной решительности и недостаточной кровожадности звучат не только от сотрудницы "КП" Дарьи Асламовой. Их можно услышать практически в любой день, например, почти в каждой программе Владимира Соловьева. И если кто-то подумает, что такие нападки на власть это личная инициатива Асламовой,  или главреда "КП" Владимира Сунгоркина, или выражение мнения Владимира  Соловьева, то это будет означать, что этот человек не имеет ни малейшего представления об устройстве российской медиа сферы и совсем ничего не слышал ни о Сунгоркине, ни о Соловьеве, ни об Асламовой.

Атака на власть справа, то есть со стороны сторонников только насильственных действий во внутренней и внешней политике, инициирована самой властью. Цель – представить себя наивной и доверчивой жертвой агрессии, на которую приходится отвечать, несмотря на врожденное "российское миролюбие".

Война – единственное состояние, в котором путинский режим может сохраняться в ситуации все большего ухудшения ситуации внутри страны. Просто так начать войну нельзя, нужен повод, что-то вроде убийства в Сараево или поджога рейхстага. И еще надо все время готовить россиян к тому, что война неизбежна и даже удивительно, что на нас еще не напали.

 "На последнюю декаду декабря Порошенко готовит вооруженную провокацию на границе с Российской Федерацией, на границе с Крымом", - доверительно делится Лавров с Дарьей Аслановой секретными сведениями. И тут же успокаивает взволнованную сотрудницу "КП": "Он получит ответ – мало не покажется, я вас уверяю".

Дипломатия – это средство реализации внешней политики государства. Глава дипломатического ведомства, который обзывает соседнее государство "нацистским режимом", и использует риторику типа "мало не покажется" не является дипломатом, а его ведомство не является дипломатическим. Это – часть министерства войны. Того министерства, которое в путинской России постепенно заменило все ветви и сучки власти, а также полностью поглотило все главные СМИ. К концу своего второго десятилетия у путинского режима осталась одна функция – производство войны. Все остальные  функции постепенно отмерли.

Blogspot.ru