Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

16.05.2007
Нерюнгринские пенсионеры продолжают голодовку

В Якутии 27-й день продолжается бессрочная голодовка 12 нерюнгринских пенсионеров, требующих индексации и повышения районного коэффициента с 1,4 до 1,7. По словам руководителя Пенсионного фонда РФ Геннадия Батанова, их настояния "некрасивы по отношению к остальным пенсионерам". Не в силах помочь ни республиканское правительство, ни парламент. Но нерюнгринские пенсионеры, несмотря на тяжелейшие условия, намерены отстаивать свои социальные права до конца. За разъяснениями по поводу затянувшейся баталии корреспондент Каспаров.Ru обратился к уполномоченному по правам человека в Республике Саха (Якутия) Федоре Захаровой.

- Федора Николаевна, из-за продолжающейся вот уже четвертую неделю голодовки нерюнгринские пенсионеры рискуют потерять свое здоровье. Неужели федеральная и местная власти так и не предпримут никаких действий по выходу из сложившийся критической ситуации?

- По данным на 11 мая, 4 участника голодовки по состоянию здоровья были вынуждены прекратить акцию протеста. Но их сменило такое же количество добровольцев. Еще четверо находились на амбулаторном лечении. Действительно, затянувшаяся голодовка может нанести здоровью человека урон, несовместимый с жизнью. Ведь среди них есть и 70-летние старики. В то же время федеральная власть остается безучастной к требованиям пенсионеров. 2 мая участники акции отправили телеграммы в адрес председателя правительства России Михаила Фрадкова и генерального прокурора Юрия Чайки с требованиями вмешаться в ситуацию и привлечь виновных к уголовной ответственности. Это справедливо: почему должен был стоять вопрос о привлечении к уголовной ответственности регионального пенсионщика, а федеральные чиновники должны быть не равны перед законом и судом? К сожалению, на данный момент от Фрадкова и Чайки ответа не получено. Не получило поддержки и предложение руководства республики обратить внимание на требования нерюнгринских пенсионеров в межведомственной комиссии при полпреде по Дальневосточному федеральному округу. Весьма странную позицию занимает Управление пенсионного фонда РФ по РС(Я) во главе с Альбиной Поисеевой, которая считает этот крайний шаг нерюнгринцев вовсе не голодовкой. "Я не поддерживаю голодовку, но считаю эту меру жестом отчаяния людей, которых не слышит власть, в первую очередь, федеральная, несмотря на их письма, обращения, телеграммы, иски в течение длительного времени, по индексации пенсий – в течение более года. Очень хотелось бы, чтобы дело не дошло до потерь..."

- В чем же суть "железной" позиции Пенсионного фонда России в отношении обделенных нерюнгринских пенсионеров?

- В 2002 году в связи с приведением региональных законов в соответствие с федеральными в республике были отменены районные коэффициенты 1,8 и 2,0. Для нерюнгринских пенсионеров был установлен коэффициент 1,4. В советские времена в Нерюнгринском районе коэффициент составлял 1,7. На протяжении многих лет нерюнгринцы отстаивали в судебном порядке свое право на "северную" пенсию, и около 18 тысячам пенсионерам из 20 тысяч удалось вернуть коэффициент 1,7. Пенсионный фонд считает, что в декабре 2005 года Верховный суд России вынес решение, по которому отменяется индексация "незаконных" нерюнгринских пенсий с коэффициентом 1,7, пока они по сумме не сравняются с пенсиями с коэффициентом 1,4. То есть до 1 октября 2007 года. В то же время единый социальный налог продолжают изымать у нерюнгринцев с коэффициентом 1,7. А это уже толкование в свою пользу в противовес ст. ст. 18, 19 Конституции России. А письмо Минздравсоцразвития Российской Федерации от 30.03.2006 г. №113-МЗ, на котором базировались решения судов, отозвано в конце прошлого года письмом от 28.12.2006 г. №7556-Пр после обращения федерального Уполномоченного по правам человека В. П. Лукина.

- И что же дальше намерены делать нерюнгринцы? Известно, что была попытка прямого подкупа руководителя инициативной группы Ольги Смирновой начальником департамента ПФР Андреем Пудовым во время визита Г. Батанова в Якутск, предложившего нерюнгринской пенсионерке должность консультанта в республиканском пенсионном отделении. Сам Геннадий Батанов не счел нужным встретиться с Ольгой Смирновой.

- Продолжать борьбу. Вчера мы получили от руководителя Пенсионного фонда России Геннадия Батанова отрицательный отзыв депутату Госдумы Басыгысову В. Н. на требования нерюнгринских пенсионеров. Я считаю, что социальное государство не должно оставаться в стороне от своих граждан. Они требуют лишь одного: сохранения их приобретенных прав. Одной из основных причин наличия данной проблемы является отсутствие нормативного правового акта правительства Российской Федерации, устанавливающего размер районного коэффициента и порядок его применения для расчета заработной платы работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях. В соответствии со статьей 316 Трудового кодекса Российской Федерации такой порядок должен быть принят правительством Российской Федерации. Аналогичное правило содержится и в статье 10 Закона РФ "О государственных гарантиях и компенсациях для лиц, работающих и проживающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях" от 19.02.1993 г. № 4520-1. В настоящее время правительством Российской Федерации такой нормативный правовой акт не принят, в связи с чем применяется статья 423 Трудового кодекса Российской Федерации, в соответствии с которой до приведения законов и иных нормативных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с настоящим Кодексом в части, не противоречащей настоящему Кодексу, применяются законы и иные правовые акты Российской Федерации. В настоящее время готовятся дополнения к жалобе пенсионеров к рассмотрению в Европейском суде по правам человека.

- 8 мая Вы приняли участие в митинге в Якутске в защиту прав нерюнгринских пенсионеров. По этому поводу в некоторых СМИ появились абсурдные нарекания, что, мол, уполномоченный по правам человека, как госчиновник, не имеет права участвовать в общественных мероприятиях. Что Вы на это скажете?

- Во-первых, уполномоченный по правам человека – не госчиновник, а должностное лицо республики, назначаемое местным законодательным собранием. Уполномоченный не может находиться на государственной службе, заниматься другой оплачиваемой или неоплачиваемой деятельностью, за исключением преподавательской, научной либо иной творческой деятельности. Во-вторых, я ни у кого не буду спрашивать, можно ли мне участвовать в общественных акциях или нет. Уполномоченный при осуществлении своих полномочий независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам. В своей деятельности я руководствуюсь Конституцией Российской Федерации и Конституцией Республики Саха (Якутия), законодательством Российской Федерации и Республики Саха (Якутия), а также общепризнанными принципами и нормами международного права, международными договорами Российской Федерации. Уполномоченный по правам человека обязан вмешиваться там, где нарушаются права граждан. Даже введение чрезвычайного режима или военных действий не влечет ограничение компетенций уполномоченного. Мне не важно, какая партия или общественное движение проводит мероприятие. Уполномоченный по правам человека выступает за обеспечение государственной защиты прав и свобод граждан, независимо от их политических убеждений.

- Федора Николаевна, спасибо за интервью.

Андриан Николаев