Наши партнеры
Интернет-газета Гарри Каспарова Объединенный гражданский фронт Ежедневный журнал
Без цензуры

Новости

Анна Политковская. Фото с сайта 2001.novayagazeta.ru

27.09.2007 | 14:31
Освобожден из-под стражи еще один из задержанных по делу об убийстве Анны Политковской

Освобожден из-под стражи 38-летний Ахмед Исаев, владелец машины, на которой приехал предполагаемый убийца обозревателя "Новой газеты" Анны Политковской, сообщает 27 сентября газета "Коммерсант".

Как сообщил источник, близкий к следствию, арест Исаева был чистой формальностью, и спустя полмесяца с него сняты все подозрения.

Ахмед Исаев подозревался в том, что предоставил свою машину ВАЗ-2104 убийцам журналистки. В день преступления автомобиль господина Исаева зафиксировала камера видеонаблюдения, установленная на здании Внешторгбанка, находящегося недалеко от дома, в котором жила Политковская. Ахмед Исаев стал третьим человеком, задержанным в рамках расследования этого уголовного дела, а затем отпущенным на свободу.

Ранее Каспаров.Ru сообщал, что обозреватель "Новой газеты" Анна Политковская была убита 7 октября в подъезде дома на Лесной улице в Москве. В конце августа генпрокурор Юрий Чайка объявил, что дело о ее убийстве фактически раскрыто. По подозрению в причастности к преступлению были задержаны 10 человек.

На самом деле

Следственный тянитолкай

Ход следствия по делу об убийстве Анны Политковской вызывает все больше вопросов. Однако есть ли смысл задавать какие-либо вопросы, если большая часть скандалов, попадающая в российские СМИ, подразумевает только один ответ: "кто-то снова грызется за власть". Вне контекста столкновения кремлевских группировок в стране уже давно ничего не происходит. То есть происходит, конечно. Но мы об этом узнаем только в рубриках "курьезы", потому что курьезы и есть. А чаще всего вообще не узнаем, потому что не надо отвлекаться на глупости.

Итак, расследование. Освобожден очередной, третий по счету подозреваемый. Его арест был "простой формальностью". Почему? Он действительно одолжил свой автомобиль убийцам? Или его машина "просто рядом с камерой стояла"? В первом случае отпускать этого человека, разумеется, нельзя. Во втором, зачем его вообще потребовалось арестовывать, пары допросов было бы вполне достаточно. Он не мог быть задержан "по горячим следам", потому что со времени убийства Анны Степановны прошел год. Если на исходе года следствие решило на всякий случай арестовать всех, кто случайно попал на запись телекамер, что нужно было делать, вообще-то, на следующий же день после трагедии, то возникает резонный вопрос: а чем до сих пор занималось это самое следствие?

И сколько еще у следствия таких вот "формально арестованных"? Завтра, быть может, отпустят четвертого, объяснив, что он "через час после убийства по той же улице проходил" и теперь все подозрения с него сняты. Так кого в итоге задержали? Убийц или прохожих? Если прохожих, то еще раз задам вопросы: куда пропал год "кропотливой следовательской работы" и на кой ляд понадобилось Чайке делать в свое время столь триумфальные заявления?

Зато недавно было предъявлено обвинение бывшему главе Ачхой-Мартановского района Чечни Шамилю Бураеву. Страшные слова "Ачхой-Мартановский район Чечни" в сочетании с "Шамилем Бураевым" на уровне рефлекса порождают у обывателя потаенное ликование: "Ну, этот то уж точно виноват".

А я бы не спешил с выводами. Потому что если Бураева "формально промурыжат" (не исключено, что он и в самом деле ни в чем не виноват) и отпустят, всем нам за свое ликование будет очень и очень стыдно.

Потому что с каждым днем все труднее и труднее сомневаться в том, что мы, люди, неравнодушные к ходу расследования убийства Анны Степановны, становимся жертвами какого-то глобального лохотрона. Следственный тянитолкай в одну сторону тянет, в другую толкает, кого-то хватает, кого-то отпускает, логика этих действий непосвященному малопонятна, наш оптимизм сменяется разочарованиями и снова оптимизмом, мы в постоянном напряжении…

А время идет. И скоро выборы. И возникает чувство, что кто-то там, за зубастой стеной из красного камня, агрессивно торгуется со своими подельниками. И дело Политковской для него – просто один из довольно удобных инструментов. Можно закрыть это дело к выборам, и "это будет пиар". Можно пойти на выборы с обещанием раскрыть наконец это дело и будет "еще круче пиар". Можно вообще это дело замять, превратить в абсурд. Чтобы конкуренты на нем себе "пиара" не делали.

Кто торгуется? С кем? Действительно ли для этих торговцев убийство Политковской и его расследование - всего лишь "вопросы пиара"?

И как быть все нам, если никто, кажется, не собирается честно отвечать на самый главный для нас вопрос: где убийцы?

Разве что "пиар всемогущий" их вынудит.

Станислав Яковлев, обозреватель Каспаров.Ru